Владимир Ростиславович Мединский Война. Мифы СССР. 1939–1945




Yüklə 6.16 Mb.
səhifə23/28
tarix17.04.2016
ölçüsü6.16 Mb.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28

Заключение
Уроки Войны



Будущее имеют страны, у которых есть прошлое.

Валентин Пикуль


Первый урок. Войну выиграли мы

Великая Война в очередной раз показала, насколько жизнеспособен наш народ, показала его силу, не побоимся этого слова – его могущество.

В этом первый и главный урок Войны. Наш народ не только непобедим, воюя зачастую один на один – с коалицией объединенных стран Европы, но и способен менять судьбы всего мира, создавать новые мировые системы.

Этот урок должен быть нами глубоко усвоен. Он должен лежать в основе нашего национального самосознания, быть краеугольным камнем всей политической пропаганды.

Вместо унылого великорусского мазохизма: дороги… дураки, Сталин-идиот… чудовищные потери… бессмысленная победа. Вместо этого жалкого скуления да придет осознание главного: мы – вершители истории. Как мы сломали хребет объединенной континентальной Европе Наполеона, так же – и объединенной Европе Гитлера.

Американцы вообще ни разу не скрестили оружие с нацистами до 1944 года – они возились с Японией. И не британцы решили исход войны где-то в пустынях Африки.



Под Эль-Аламейном германские войска были разбиты, бежали, но не было унизительного поголовного пленения, как у стен Сталинграда. Главнокомандующий Эрвин Роммель улетел в Германию на самолете.

Тот самый Роммель, которого так боялись союзники, что британский Главнокомандующий сэр Клод Окинлек издал совершенно уникальный приказ:

«Существует реальная опасность, что Роммель станет для наших солдат колдуном или пугалом.

О нем и так уже говорят слишком много. Он ни в коем случае не сверхчеловек, хотя он очень энергичен и обладает способностями. Даже если бы он был сверхчеловеком, было бы крайне нежелательно, чтобы наши солдаты уверовали в его сверхъестественную мощь.

Я хочу, чтобы вы всеми возможными способами развеяли представление, что Роммель является чем-то большим, чем обычный германский генерал. Для этого представляется важным не называть имя Роммеля, когда мы говорим о противнике в Ливии. Мы должны упоминать „немцев“, или „страны Оси“, или „противника“. но ни в коем случае не заострять внимание на Роммеле.

Пожалуйста, примите меры к немедленному исполнению данного приказа и доведите до сведения всех командиров, что, с психологической точки зрения, это дело высочайшей важности!»402.


Роммель Эрвин (1891–1944)

Генерал фельдмаршал

В Первую мировую показал себя бесстрашным офицером, как-то раненым в ногу, сошелся в штыковой сразу с тремя французами. Итог: с десяток орденов, производство в капитаны и проигранная война. В 1938-м назначен командиром батальона личной охраны фюрера.

В ходе боев за Францию в 1940-м Роммель настолько увлеченно использовал приемы дезинформации противника и с такой скоростью перемещался по земной поверхности, что его 7-я танковая дивизия получила прозвище «Дивизия-Призрак». Никто, временами даже вышестоящий штаб, не знал, где она находится в данный момент. Французская кампания, как ни странно, оказалась единственной, если брать кампании в целом, победой для лучшего генерала вермахта. Примерно то же, что во Франции, «лис пустыни» Роммель вытворял во главе своей танковой армии в Африке. Однако в итоге и эта кампания тоже была проиграна. На протяжении 6 недель летом 1944-го он сдерживал наступление союзников в Нормандии. Итог: ранение, отправка в тыл, и снова – поражение. После обвинения в участии в заговоре против Гитлера покончил с собой (по другой версии – был отравлен). Тем не менее, Роммель был похоронен со всеми воинскими почестями как национальный герой Третьего Рейха
Разумеется, этот документ мог только навести на британцев еще большего страху. Имя Роммеля не называли вслух, как в Средние века боялись произнести имя «главного местного дракона», а в детском «Гарри Потере» не произносят имя Волана де Морта.

11 марта 1943 года Роммель был награжден за Африканскую (проигранную) кампанию Бриллиантами (№ 6) к Рыцарскому кресту с Дубовыми листьями и Мечами. Так что та кампания считалась немцами проигранной в военном плане, но не в психологическом.

Интересно, а как бы повел себя Роммель в плену? Если учесть, что спустя год он участвовал в покушении на Гитлера, вполне мог согласиться на сотрудничество. Вот была бы козырная карта у британцев в рукаве!403

Но взять в плен Роммеля британцы не сумели, даже и не пытались.

Зато взяли наши – не менее знаменитого немецкого военачальника – фельдмаршала Паулюса.

Только после Сталинграда самим немцам стало предельно ясно «поход на Восток» обречен. И это сделали мы!!!

Современники и не думали ставить это под сомнение: ни враги, ни союзники.

Так считали гитлеровские генералы: «Для Германии битва под Сталинградом была тягчайшим поражением в ее истории, для России – ее величайшей победой. Под Полтавой (1709) Россия добилась права называться великой европейской державой, Сталинград явился началом ее превращения в одну из двух величайших мировых держав»404.

Так считал Рузвельт, называя Сталинград «эпической борьбой, решающий результат которой празднуют все американцы» (из письма Сталину, 5 февраля 1943 года).

Так считал Король Великобритании, приславший Сталинграду дарственный меч, на клинке которого выгравирована надпись: «Гражданам Сталинграда, крепким, как сталь, – от Георга VI в знак глубочайшего восхищения британского народа»405.

Вот главный урок: МЫ ВЫИГРАЛИ ВОЙНУ. Остальные нам только помогали.

А рядом с первым и главным – второй важный урок: урок великодушия.

Мы победили, но мы – не мстили.


Победители у Рейхстага

Второй урок – урок великодушия нашего народа

Горе побежденным! – Vae victis!



Предводитель галлов Бренн, завоевавший Рим в IV веке до н. э.
В любой войне есть место для мести.

Красная Армия до мести поверженным врагам не унизилась.

Хотя у нас, как ни у кого иного, было моральное право и множество оснований мстить: и немцам, и их пособникам разных кровей. Разумеется, во время войны бывает всякое. На войне – как на войне. Но на уровне приказов, на уровне системы: государство не мстило. Когда солдат Красной Армии вошел в Европу, расправы над населением поверженного врага – не было.

Наши оппоненты не были бы самими собой, если бы не пытались отнять у нас, переврать и эту часть истории. С самых первых лет исторической «перестройки» нашего сознания, нам внушается, что Красная Армия творила в Европе неслыханные зверства.

В 1992 году вышла книга англичанина Энтони Бивора о взятии Берлина («Berlin: The Downfall.1945»), мгновенно ставшая европейским бестселлером. Одна из ключевых тем сего творения – зверства Красной Армии. Среди всего прочего, по подсчетам Э. Бивора, советские солдаты изнасиловали 2 млн немок, «Русские солдаты насиловали всех немок от 8 до 80 лет. Это была армия насильников»406.

С точки зрения науки, книга эта – внимания просто не достойная. Автор постоянно путает сноски и ссылки, опирается на слухи и сплетни, местами, кажется, вообще забывает, о чем писал пару страниц назад, в итоге – то описывает страшные морозы и метровый лед, то беженцев, которые тут же спасаются на пароходах. Русские солдаты у г-на Бивора характеризуются только двумя прилагательными: «пьяные» и «неопрятные»407.

Большие небоевые потери в Красной Армии были, оказывается, вызваны тем, что буйнопомешанные русские «стучали по минам и снарядам твердыми предметами». С какой целью они стучали по минам – не объясняется.

Впрочем, когда творится исторический миф, несуразности и фактические нестыковки никого не волнуют. С точки зрения пропагандиста, опус Бивора бьет в цель на все 100.

Дальше – больше. Некий «ученый» – американец Джонсон насчитал уже 15 млн изнасилований. Точь-в-точь как в анекдоте про монашку, которая дважды в день упорно, не меняя маршрута, ходит через рощу рядом с деревенским трактиром, и там ее пьяные негодники неизменно насилуют.

Не углубляясь в детали «исторического» шабаша, назову лишь заголовки некоторых газетных статей и рецензий.

«Ужасный мир после ужасной войны»(«The Boston Globe», США).

«Изнасилование в Берлине: История выжившей» («The Independent», Великобритания).

«Рассказ женщины, ставшей военным трофеем» («The Observer», Великобритания).

«Жизнь с русским медведем» («The Independent», Великобритания).

«Варвары» («Daily Mail», Великобритания).

«Они изнасиловали всех немок в возрасте от 8 до 80 лет» («The Guardian», Великобритания).

«Войска Красной Армии насиловали даже русских женщин, которых они освобождали из лагерей» («The Daily Telegraph», Великобритания).

Стыдно, но этот миф проник и в Россию. Некоторые современные русские исследователи переполнили свои труды самыми устрашающими подробностями, учиненных советскими войсками зверств408.

Недавно мне довелось долго беседовать с нашим замечательным педагогом, академиком Ямбургом. Его образовательный центр считается одним из лучших в Москве. Говорят, «новые русские» специально покупают маленькие квартирки поблизости от знаменитой школы, чтобы «оформить прописку в районе», и на законных правах – отправить своих отпрысков учиться «к Ямбургу». Ямбург – учитель истории, большой либерал и немного диссидент, в таком славном искренне окуджавовском стиле. Заспорили мы об истории войны и мифах о России. И не удержался Ямбург – с пафосом прочел наизусть целое стихотворение – про «сто тысяч изнасилованных немок». Про то, как нам всем должно быть по сей день за это стыдно. Ну, слава богу, хоть не 15 миллионов.

Слушаю Ямбурга и понимаю умом, что, наверное, нет дыма без огня. Наверняка было много чего: и насилие, и месть – были… Хоть и совершенно не в категориях «миллионов» и «сотен тысяч». Но одновременно с этим почувствовал я еще одну, совершенно ужасную вещь. Понял, что при всем моем сочувствии к невинным немкам – ни черта лично мне за наших солдат в Берлине не стыдно.

Наверно, признаюсь, как-то атрофировано у меня чувство исторической вины.

Каюсь. Посыпаю голову пеплом. Виноват.

Тема русских зверств в Германии 45-го года не закрыта по сей день. Выходят все новые и новые книги: например, «Freiwild» («Добыча») Ингеборги Якобс; выпускаются документальные и даже художественные фильмы, например, «Безымянная. Женщина в Берлине» Макса Фербербека409.

Любопытно, а знают ли авторы, кто первым запустил в массы историю о русских варварах-насильниках? Не знают? Думают, они в этом деле – пионеры? Вынужден их разочаровать: «автором идеи», как принято говорить в киноиндустрии, выступает лично маэстро Йозеф Геббельс.

Позвольте процитировать его нетленные строки из гитлеровского официоза «Фелькишер беобахтер» («Народный обозреватель») за 2 марта 1945 года:
«В лице советских солдат мы имеем дело со степными подонками. Это подтверждают поступившие к нам из восточных областей сведения о зверствах. Они действительно внушают ужас. Их невозможно даже воспроизвести в отдельности. Прежде всего, следует упомянуть об ужасных документах, поступивших из Верхней Силезии. В отдельных деревнях и городах бесчисленным изнасилованиям подверглись все женщины от 10 до 70 лет. Это делается по приказу сверху, так как в поведении советской солдатни можно усмотреть явную систему»410.
Нужно ли тратить ваше время, чтобы доказать лживость этих историй? От Геббельса до Бивора. Не было, конечно, никакого приказа и никакого поощрения зверствам.

Наоборот! Приказ Сталина от 19 января 1945 года:


«Офицеры и красноармейцы. Мы идем в страну противника… Оставшееся население на завоеванных областях, независимо от того немец ли, чех ли, поляк ли, не должно подвергаться насилию. Виновные будут наказаны по законам военного времени. На завоеванной территории не позволяются половые связи с женским полом. За насилие и изнасилования виновные будут расстреляны»411.
Директива Ставки Верховного Главнокомандования. 20 апреля 1945 г.
Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:

1. Потребуйте изменить отношение к немцам как к военнопленным, так и к гражданским. Обращаться с немцами лучше. Жестокое отношение с немцами вызывает у них боязнь и заставляет их упорно сопротивляться, не сдаваясь в плен. Гражданское население, опасаясь мести, организуется в банды. Такое положение нам невыгодно. Более гуманное отношение к немцам облегчит нам ведение боевых действий на их территории и, несомненно, снизит упорство немцев в обороне.

2. В районах Германии к западу от линии устье реки Одер, Фюрстенберг, далее река Нейсе (западнее) создавать немецкие администрации, а в городах ставить бургомистров – немцев. Рядовых членов национал-социалистической партии, если они лояльно относятся к Красной Армии, не трогать, а задерживать только лидеров, если они не успели удрать.

3. Улучшение отношения к немцам не должно приводить к снижению бдительности и панибратству с немцами.



Ставка Верховного Главнокомандования.

И. СТАЛИН

АНТОНОВ
Мало сказать, что преступные действия жесточайшим образом пресекались командованием. Давайте вдумаемся, в другое: КОГО уличали органы, КОГО по законам военного времени – расстреливали перед строем? Героев. Победителей. Людей, с боями прошедших от Волги до Берлина. Людей, которые очень хорошо знали, что несли в их дом, в Россию нацисты.

За время оккупации Франции погиб примерно каждый четырехсотый житель Франции. 0,25 %. При этом не будем лукавить – жертвами становились в основном представители явно очерченных групп населения. «В то время как на оккупированных территориях СССР погиб каждый 5–7-й житель, без какой-либо четкой системы, а просто в рамках этнической политики фашистов»412. Стремление к мести у граждан СССР могло бы быть куда более весомым, ярым, личностным.

Массовые зверства? Изнасилование миллионов? Историкам известно точное число советских военнослужащих, наказанных за жестокое отношение к мирному населению (в том числе – изнасилования): 4148413.

Это, кстати, вполне соответствует числу солдат союзников, попавших под военный трибунал за изнасилования в 1944–45 гг.414

Вы скажете – командиры покрывали своих? Не все случаи доходили до суда? Многие жертвы просто боялись жаловаться? Уверен, что так и есть. Готов с вами согласиться. Но с чего вы взяли, что американские, а особенно – английские командиры не покрывали своих солдат? Что там – все случаи попали в статистику? Так почему же никто и никогда не говорит о миллионах немок, изнасилованных союзниками? Зверствах англосаксов на оккупированной немецкой территории?

А поговорить есть о чем.



«Когда бои перешли на немецкую землю, хватало изнасилований – писал журналист Осмар Уайт, – совершаемых боевыми частями и теми, кто следовал за ними. Ситуация менялась от части к части в зависимости от позиции командира, в некоторых случаях преступники устанавливались, отдавались под суд и подвергались наказанию. Армейская юстиция была сдержана, но признавала, что за… сексуальные преступления против немецких женщин некоторые солдаты были расстреляны, чаще всего, если они оказывались чернокожими. Хотя я знаю случаи, когда женщины были изнасилованы белыми американцами. Никаких мер против этих нарушителей не принималось»415.

Французские подразделения тоже были не слишком галантны. Настоящий бичом для оккупированных итальянских территорий стали марокканские части «Свободной Франции». В мае 1944 года в городке Монте-Кассино были изнасилованы почти все женщины (до 2000 человек). В Штутгарте французскими частями было изнасиловано 1198 человек, в Виллингене с населением 12 000 человек зафиксировано 500 изнасилований416.

Это в Европе. Тут все еще было весьма целомудренно. С душой американские солдаты отрывались на Востоке. Это признавал даже генерал Макартур417.

«Следует отметить, что большинство американских солдат были пьяны и вели себя неприлично, в городе усиленно занимались барахольством (многие носят на руках по 5–8 часов), хвалились перед нашими бойцами нанизанными на пальцы кольцами, которые сняли с убитых…» – сообщал политотдел 425-й стрелковой дивизии418. По мнению автора рапорта, «неорганизованные посещения американских солдат в наши (советские – В. М.) части допускать не следует, так как они своим поведением будут способствовать разложению нашей воинской дисциплины».

Простите, это у кого на руках по 5–8 отнятых часов? У «дикого степного зверья» из банд Сталина, или цивилизованных носителей идеи свободы и демократии?

Не будем наивны: что бы ни писал Илья Эренбург про «Убей немца!», его яростные статьи были делом рук журналиста. И только. Сталин ничего подобного себе не позволял. И Жуков не позволял. И Молотов. Призывов к геноциду со стороны хоть одного руководителя Советской Армии и государства не было никогда.

Зато генерал Эйзенхауэр, например, заявлял достаточно внятно: «Все население Германии параноидально. И нет никаких причин обращаться вежливо с этими параноиками»419.

…Если мы о преступлениях, почему так мало пишут и говорят о ковровых бомбардировках союзниками мирных немецких городов в 1944–45-м?

Бомбардировки нацистами английского Ковентри были ужасным преступлением – число погибших хорошо известно – до 60 тысяч человек420. «Акции возмездия», предпринятые ВВС союзников421, превратили в руины десятки немецких городов, погубили до 600 тысяч мирных жителей: стариков, женщин, детей422. По десять «проклятых тевтонов» за каждого англичанина.




Эренбург Илья Григорьевич (1891–1967)

Писатель, журналист, общественный деятель

Еще до революции эмигрировал во Францию («Увидеть Париж и умереть» – это его слова), и окончательно вернулся в Россию только в 1930-х…

Его прославили репортажи в советской и мировой прессе из Испании – во время гражданской войны.

Но самым известным его произведением станет статья «Убей!» в «Красной звезде» от 24 июля 1942 года: «Мы поняли: немцы не люди. Отныне слово „немец“ для нас самое страшное проклятие… Если ты не убьешь немца, немец убьет тебя. Он возьмет твоих близких и будет мучить их в своей окаянной Германии. Если ты не можешь убить немца пулей, убей немца штыком. Если на твоем участке затишье, если ты ждешь боя, убей немца до боя. Если ты оставишь немца жить, немец повесит русского человека и опозорит русскую женщину. Если ты убил одного немца, убей другого – нет дня нас ничего веселее немецких трупов. Не считай дней. Не считай верст. Считай одно: убитых тобою немцев. Убей немца! – это просит старуха мать. Убей немца! – это молит тебя дитя. Убей немца! – это кричит родная земля. Не промахнись. Не пропусти. Убей!»

Эти яростные строки появились всего за несколько дней до приказа № 227 «Ни шагу назад!»
Но сегодня об этом в политкорректной объединенной Европе – молчок. Действительно? Разве кого-то интересует историческая истина? К чему напоминать цивилизованным людям о старых обидах? Лучше посочинять про миллионы немок, изнасилованных ордами русских варваров.

К тому же этот миф для немцев даже в чем-то полезный – помогает преодолеть комплекс «вечно виноватых». Мол, мы тоже – жертвы, не только немцы совершали военные преступления…

Хотя, на мой любительский взгляд, какой-то обидный, что ли, получается для немцев этот миф. Неужели нельзя было откопать случай, как раненый эсэсовец с Восточного фронта и 28 фольксштурмистов (от 8 до 80 лет соответственно) с одним пулеметом и тремя винтовками сутки удерживали родной Канинхенталь от целого полка «диких Иванов верхом на 34-ках»? Можно было б и книгу яркую написать, и блокбастер снять.

В фильме громадные, голые по пояс русские с мохнатыми торсами и спатланными бородами, перепачканные щами с квашеной капустой, матерно вопя, лезут с автоматами наперевес на заслонивших собой родной очаг фольксгероев. Грузно топают мимо горящих танков по испаханному разрывами немецкому полю, крошат идиллически ухоженные саженцы фруктового садика, палят с бедра и – вновь и вновь откатываются под смертоносным огнем 28 с половиной героев.

Все 28 фольксштурмистов в конце концов полягут, истекающий кровью старик успеет объяснить с экрана, что умирают они не за Гитлера, а за будущую объединенную Германию, культ политкорректности и лично – за Ангелу Меркель. А озверелые Иваны будут долго рвать зубами жилы с еще не остывших тел немецких стариков и подростков. В духе времени следует вставить в фильм девицу Анхен: пусть она погибнет прямо за пулеметом, и кровь зальет ее изорванную пулями белоснежную блузку и золотые нордические кудри. А остывающий труп будет долго, мучительно и страшно осквернять русский комиссар-некрофил. Вот это была бы пропаганда! Высокий класс. А то – изнасилованные, как крепостные девки, жалкие и беззащитные фрау и гретхен… Не то. Сплошная пропагандистская безвкусица и духовное пораженчество. Германцы вообще-то – геройский народ. Я бы на их месте сильно обиделся.

У мифа своя логика. Превратить немцев из агрессоров в жертв. Приравнять сталинский СССР и гитлеровскую Германию. Превратить Красную Армию из армии-победительницы в толпу остервенелых уродов.

Но нам-то зачем на это покупаться?

Нам, наоборот, следует помнить, что СССР был (по меркам того сурового времени) – режимом жестоким, но не мстительным. Никакого планомерного истребления вчерашних врагов никогда не проводилось и не планировалось.

Несколько слов об истинном отношении Красной Армии к мирному населению Германии 1945 года. Мы уже приводили потрясающие истории русского самопожертвования во спасение чужих женщин и детей: от берлинского метро до пансионата для слепых девочек-немок. Не буду больше давить на эмоции, предлагаю теперь поговорить о хлебе насущном. Перейдем на сухой язык цифр и продпайков.

11 мая 1945 года были утверждены нормы снабжения продовольствием населения оккупированного Берлина.

Их постановления Военного совета 1-го Белорусского фронта:
«…Исходя из установленных ГОКО норм снабжения продовольствием г. Берлина в среднем на одного человека в день: хлеба – 400–450 г, крупы – 50 г, мяса – 60 г, жиров – 15 г, сахара – 20 г, кофе натурального – 50 г, чая – 20 г, картофеля и овощей, молочных продуктов, соли и других продовольственных товаров – по нормам, установленным на месте, в зависимости от наличия ресурсов… доложить Военному совету свои соображения о возможных нормах и порядке выдачи молочных продуктов населению Берлина, а также о возможности передачи минимально необходимого самоуправлению Берлина молочного скота из числа трофейного».
Пленный военнослужащий вермахта получал паек 600 граммов хлеба в день. Максимальный, намного больше пайка нашего, русского иждивенца – 300 граммов423. При чудовищной жестокости сталинского режима к «своим»: отметим, что с «чужими», с пленными – обращались даже лучше, чем с собственным населением.


Для них война закончена Но русский плен не означал мучительную смерть. Немецкие военнопленные питались лучше, чем большая часть собственного гражданского населения
В статье В. Владимирова «Потребительская корзина военнопленного москвича» у меня на сайте424 приводится Приказ НКВД СССР № 001282 от 18 октября 1944 г. по нормам продовольственного снабжения военнопленных. (1944–45 – годы, когда в плен к нам немцев попадало на порядок больше, чем в 1941–43). Что же входило в их ежесуточный рацион?

1. Хлеб ржаной из муки 96 % помола – 600 г. При калорийности ржаного хлеба 210 ккал на 100 г, это дает нам округленно 1260 ккал.

2 Мука пшеничная 2-го сорта – 10 г. Будем считать, что такая мука по калорийности примерно равняется пшеничному (белому) хлебу, то есть 265 ккал на 100 г. Таким образом, это дает 27 ккал.

3. Крупа разная – 70 г. Какая крупа наиболее распространена в армии? Кто служил, тот знает: конечно перловая! Ее калорийность – 342 ккал на 100 г, что дает 239 ккал в сутки.

4. Макароны-вермишель – 10 г. Калорийность макаронных изделий – 350 ккал на 100 г, то есть это дает нам 35 ккал.

5. Мясо – 30 г. Вероятнее всего, чаще всего это тоже была говядина. Калорийность тушеной говядины – 180 ккал на 100 г, что дает 54 ккал.

6. Рыба – 50 г, и пусть это будет сельдь атлантическая, как и в московской потребительской корзине. (Во многих лагерных воспоминаниях упоминается, что давали именно селедку.) Калорийность – 57 ккал на 100 г, это означает 29 ккал в сутки.

7. Сало или комбижир – 10 г. Калорийность сала – 770 ккал на 100 г, свиного жира – 871 ккал на 100 г. Возьмем среднюю из этих двух цифр и получим 82 ккал в сутки.

8. Растительное масло – 10 г. Как уже говорилось, калорийность подсолнечного масла – 900 ккал на 100 г, что дает 90 ккал в сутки.

9. Томат-пюре – 10 г, его калорийность – около 33 ккал на 100 г, то есть округленно получаем 3 ккал в сутки.

10. Сахар – 17 г. Калорийность 505 ккал на 100 г, это 86 ккал в сутки.

11. Чай суррогатный – 2 г. Не учитываем.

12. Соль – 10 г. Тоже некалорийная.

13. Лавровый лист – 0,1 г.

14. Перец – 0,1 г.

15. Уксус – 0,7 г. Интересно отметить, что чая, соли, перца и уксуса немецкому военнопленному полагалось 12,9 г в сутки – практически столько же, сколько заложено в потребительскую корзину современного москвича (13 г).

16. Картофель – 400 г. Калорийность отварного картофеля – 60 ккал на 100 г, это 240 ккал в сутки.

17. Капуста квашеная и свежая – 100 г. Калорийность белокочанной капусты – 23 ккал на 100 г, квашеной – 28 ккал на 100 г. Если взять среднюю из этих двух цифр, то получим около 26 ккал в сутки.

18. Морковь – 30 г. При калорийности 33 ккал на 100 г – это 10 ккал в сутки.

19. Свекла – 50 г, ее калорийность – 40 ккал на 100 г, то есть это 20 ккал в сутки.

20. Лук репчатый – 10 г. Калорийность – 43 ккал на 100 г, то есть это 4 ккал в сутки.

21. Коренья, зелень, огурцы – 10 г. Калорийность огурцов – 15 ккал на 100 г, укропа – 30 ккал на 100 г, хрена – 49 ккал на 100 г…

Итак, суммируем! И получаем 2200 ккал в сутки на одного военнопленного. 19 мая 1945 г. приказом НКВД СССР № 00540 питание военнопленных было в очередной раз улучшено. И энергетическая ценность этого первого послевоенного рациона равнялась уже 2542 ккал. Нормы суточного довольствия немецких военнопленных в 1945 г., в условиях послевоенной разрухи были выше, чем так называемая минимальная потребительская корзина москвича в 2001–2005 гг. (Закон города Москвы № 49 от 17 октября 2001 г. «О потребительской корзине в городе Москве», продлен законом города Москвы № 46 от 21 сентября 2005 г.)!

Гуманизм русских к врагам резко контрастирует с поведением других европейских народов.

В Чехословакии изгнали из страны всех немцев: почти 3 млн человек из 12. Немцы были вторым по численности народом Чехословакии. Их было больше, чем словаков! Их изгоняли с невероятной для добродушных чехов жестокостью. Только в ходе изгнания немцев из Брно на т. н. «марше смерти» несколько тысяч человек.

«Уже зимой 1945 года, ожидая скорого прихода советских войск, проживавшие в Польше немцы двинулись на запад, а местное польское население приступило к массовому насилию по отношению к беженцам, – писал журнал „Эксперт“ в 2008 году. – Весной 1945 года целые польские деревни специализировались на грабежах бегущих немцев – мужчин убивали, женщин насиловали», летом 45-го польские власти начали сгонять немецкое население в концлагеря, где к зиме смертность порой достигала 50 %. 13 сентября 1946 года был подписан декрет об «отделении лиц немецкой национальности от польского народа». По оценкам Союза изгнанных немцев, всего из Польши было изгнано около 3 млн человек.

Из Венгрии депортировали до 600 тыс. этнических немцев.

В Югославии немецкие погромы унесли жизни 60 тыс. человек, 350 тысяч немцев были депортированы из страны.

Всего 14 миллионов немцев были выгнаны из своих домов в Восточной Европе после окончания войны. 2 миллиона из них – не смогли добраться до Германии живыми425.

Но это – отношение к немцам. А к собственным грешникам? К коллаборационистам, вольным и невольным пособникам нацистской оккупации?

Во Франции де Голль требовал ВЕЧНОГО поражения в правах каждого, кто не шел со «Свободной Францией» и ее союзниками. А много ли говорят сегодня в Европе про т. н. «лежачий коллаборационизм»? Во Франции стандартным поводом для ареста и ссылки женщины после 1945-го – было обвинение в том, что она «добровольно» спала с немецким военнослужащим. Делалось это строго по законному решению суда.


Что нам было делать с фрицами в поверженном Берлине? Можно сфотографироваться на память с пленным немецким офицером. Не он ли – помоложе смеется в объектив на фоне повешенных патриотов?
В Югославии же и в Польше с коллаборационистами обычно разбирались без судебных формальностей.

На этом фоне советский режим, как он ни был жесток, оказывается на удивление еще не самым злопамятным. Многие, даже подозреваемые в связях, с бандеровцами, прибалтийскими «лесными братьями», власовцами, если они сами не совершали преступлений, имели шанс остаться на свободе. А в 1955 году вообще были амнистированы, Все.

Что же делать? Оправдываться? Объясняться? Защищаться? Но оправдываешься – значит, все-таки виноват. Ну нет, мы же честные. Мы скажем: конечно, были случаи. Не так много, как нам приписывают, но вот были… Хотя вот у американцев было не меньше…

Или попробовать наступать? На войне как на войне, и на войне информационной тоже необходимо переходить от обороны в атаку.

Почему бы не снять пока по «Евроньюс» серию документальных фильмов о бомбежках Германии в 1944–45 гг.? С рассказами свидетелей, кадрами хроники, фактами и цифрами. Такой фильм, чтобы всякому стало ясно: союзники были просто зверьем. Название напрашивается: «Растерзанная Германия»?

Может, заказать Марии Арбатовой феминистский поп-опус «Американские насильники», о страданиях немецкой Гретхен в зоне оккупации союзников?

Может, отправить Валерию Новодворскую за рубеж? С серией публичных лекций на эту же тему? Возможно, со ссылками и на личный опыт?

А вот еще почти традиционный сюжет для контрпропаганды: про американских негров. Не про то, как «их у них вешают», а вполне актуальный – про негров в армии США. Я уже писал выше, что все военное ведомство США было строго сегрегировано: черные и белые служили, как правило, отдельно. При строительстве Пентагона в 1942 году были сделаны, как и во всех госучреждениях, отдельные туалеты: «обычные» и с табличками «for whites only» («только для белых»). Но вмешался Рузвельт и смелым президентским решением запретил вешать традиционные таблички. В результате общее количество туалетов оказалось в два раза больше необходимого. Тем не менее ничего в Пентагоне не изменилось: все и так знали, кому в какой туалет положено ходить.

В Европе порой негры женились на европейских дамах, но по возвращении в США пару ждали трудные времена: жить супругам предстояло раздельно, зачастую – в разных кварталах города.

Отменили сегрегацию в армии только в 1948-м, указом президента Трумэна426.

Так что шутки шутками, а если серьезно – нам есть куда наступать.


1943–1945. Как и было обещано…

Третий урок – победу нужно защищать

«Что-что? Кемскую волость?

– О, я, я! Кемска волост! О, я, я…

– Да пусть забирают на здоровье»…


Не в первый раз предлагаю: давайте исходить не из деталей истории, а из нашего отношения к ним. Из фактов всегда конструируется миф. Именно он живет в народе, именно он формирует отношение к прошлому, определяет коллективную историческую память. Миф – это матрица. Все новые получаемые нами знания обычно накладываются уже на этот матричный миф.

С некоторыми черными мифами мы с вами, читатель, постарались в этой книге разобраться. Делили мир вместе с Гитлером… Истребили миллионы прибалтов и поляков… Воевать не умели, заваливали окопы трупами своих солдат… Воевать народ не хотел, все истории про героизм придуманы сталинской пропагандой… Изнасиловали 110 % женского населения Германии.

А какой миф нужен нам самим? Думаю, что он может быть и похож, и в то же время не похож на миф о Войне советского времени.

Нам незачем сегодня прятать от самих себя страницы, не соответствующие советскому официозу. Наша история – не о государстве, и не об идеологии, а о народе.

Мы не отрицаем секретных протоколов 1939 года. Но и не считаем их позором. Такие договоры хотели подписать или подписывали с Гитлером, по сути, все. Сталин лишь оказался проворнее других. Так нам что теперь, каяться, что наши лидеры перехитрили западных?! Не дождутся.

Для нас Договор о ненападении стал драгоценной форой, оттяжкой уже неизбежного начала войны. Мы проклинаем многие преступные деяния Сталина, но именно это решение – приветствуем.

Мы не считаем бессмысленной и проигранной «зимнюю войну» с Финляндией. Мы ее выиграли, ибо получили все, что нам было от этой войны необходимо.

Мы не унижались до мести. Мы не устроили конюшни в доме Гете, как нацисты – в доме Толстого в Ясной Поляне, и не стерли с лица Земли Берлин и Дрезден, как они – десятки наших городов и десятки тысяч деревень.

Война стала временем массового героизма, реализацией лучших качеств нашего многонационального народа. Сталинская пропаганда многократно искажала события, создавала образы-штампы. Что ж… Любая пропаганда искажает события, и осуждать ее нелепо – она действует в условиях войны.

Великая Отечественная дает урок того, что народ непобедим, пока есть идея… и это была не коммунистическая идея, а любовь к своему Отечеству, Родине, дому, семье.

Та же идея, что двигала русскими партизанами и в 1812 году, и в 1709, когда Карл XII вторгся на Украину, и в 1612 году, когда народ поднялся против поляков.

Мы знаем далеко не всех своих героев. Наша задача в том, чтобы узнать о них как можно больше, чтобы этот список был максимально полон. Мы обязаны помнить этих людей. Мы должны пропагандировать их деяния, гордиться ими, называть их именами улицы и станции метро, снимать о них кино, вешать их портреты в школах и госучреждениях.

Говорят, на совести маршала Жукова много крови и бессмысленных жертв. Мол, любимым присловьем его было: «Бабы еще нарожают». Мы должны знать, это – ложь. Это был полководец, который стабильно обеспечивал на своих участках фронта низкий – самый низкий из возможных – уровень потерь.

Да, Г. К. Жуков был тяжелым человеком. Он жил и творил – а полководческий талант предполагает самое настоящее творчество сродни композиторскому – под чудовищным давлением: противника, обстоятельств, власти, завистников. Деликатно объяснять, убеждать подчиненных ему было некогда, да, наверное, и не считал нужным: Жукову доставались самые сложные участки и проваленные другими задания. Он мог наорать и, может, действительно отхлестать кого-то из проштрафившихся генералов по щекам. Он всегда был недоволен и нередко даже после успеха вместо похвалы из его приказов неслось: «Плохо! Медленно! Неумело!» И что же? Для нас сегодня что существенно? Для нас важно то, что там, где Жуков – там победа!

А у нас что, мало было таких людей?! Если даже говорить только о полководцах: а Мерецков? А Конев? А Ватутин? Василевский! Малиновский! Толбухин! Рокоссовский! Говоров! Генерал армии Антонов – замначальника Генштаба, который после Сталинграда планировал ВСЕ победные операции нашей армии?

Леня Голиков и Зоя Космодемьянская, Вера Волошина и Зина Портнова не носили генеральских погон. А вечной нашей памяти – заслужили. Нам, как и раньше, в далеком СССР, по-прежнему нужны книги и фильмы о героях, нужны их бюсты, мемориальные доски и памятники, нужны классы и студенческие группы, борющиеся за право носить их имена.

Не думаю, что самосознание людей можно сформировать президентским указом или официальным запретом на «фальсификацию истории». Черные мифы не побеждаются постановлениями партии и правительства.

Но чувство гордости за свою историю можно и должно формировать: и через пропаганду, и через произведения искусства.




Жуков Георгий Константинович (1896–1974)

Маршал, четырежды Герой Советского Союза

Жуков – наше все.

Как Пушкин. (см. эту книгу)
На сайте Московского Дома книги www.mdk-arbat.ru проводился опрос: «Какое произведение о ВОВ вы считаете обязательным к прочтению?» Вот список для голосования:

К. Симонов «Живые и мертвые»,

Б. Васильев «А зори здесь тихие»,

В. Быков «Пойти и не вернуться»,

В. Некрасов «В окопах Сталинграда»,

Ю. Бондарев «Горячий снег»,

Г. Бакланов «Навеки девятнадцатилетние»,

Е. Носов «Красное вино победы»,

А. Твардовский «Василий Теркин»,

С. Смирнов «Брестская крепость»,

А. Чаковский «Блокада»,

Б. Полевой «Повесть о настоящем человеке»,

М. Шолохов «Судьба человека»…

Ответ «Обязательны к прочтению – все книги списка» дали 30 процентов проголосовавших. Я тоже так проголосовал.

Только вот ведь какая история… Зашел я накануне Дня Победы в книжный, в детский отдел. Как раз перед 65-летаем. Вижу, есть немало книг про Войну для детей. Красивые яркие книжки, замечательно изданные, с большими буквами, картинками. И изложено все грамотно, адаптировано для младшего школьного возраста: что должен знать ребенок о пионерах-героях, о защитниках Москвы, о Сталинграде, о битве за Берлин, Все очень здорово. Только каждая книжка – 350–400 рублей. Каждая! Толщиной в 50 толстеньких глянцевых страниц.

Понятно, что на общем фоне предпраздничного ажиотажа кто-то что-то своим детям из этой серии купит. Но ведь такие книги должны бесплатно раздаваться! Ну, не бесплатно – так за символические деньги. Должны печататься государством и вручаться каждому школьнику. Только прочти! Только полистай!

Мы по-прежнему живем в тылу той Войны. Война все дальше, но каждое новое поколение входит в жизнь благодаря Победе. И об этом ему надо непрестанно напоминать.

Иногда власть начинает проявлять к этой теме какой-то интерес. Всем памятно отмечание и 60-летия Победы, и особенно – 65-летия. Имея под рукой такую колотушку, как телевидение, можно и не самые убедительные доводы-выводы вколотить в головы, опустошенные сериалами, танцами на льду, программами-максимум и прочей дребеденью.

Да вот беда, понимания, что на самом деле значит та война, и чем грозит пересмотр ее итогов для сегодняшнего мира – а главное, для России! – нет до сих пор.

А ведь ответ прост. «Это элементарно!» – как говаривал герой другого известного в истории дуумвирата.



Пересмотр итогов Второй мировой войны ни больше ни меньше есть часть большого плана по изъятию у России ресурсов и территорий.

Успокойтесь, в этом нет никакого масонского заговора. Все произойдет мирно, официально и в рамках международного права.

Эта мысль проходила красной нитью через всю эту книгу, и если вы дочитали досюда, значит, она не показалась вам дикой и невозможной. Значит, вам НЕ наплевать на нашу землю. Землю, так обильно политую кровью миллионов наших отцов, дедов, прадедов.

Давайте вместе выстроим простую логическую цепочку.



Шаг первый. Он уже сделан. Назначаются виновники войны. Ее, как теперь считается, начали Гитлер со Сталиным, подписав секретные протоколы к Пакту Молотова – Риббентропа.

Ее начали – вместе, Третий Рейх с СССР. Продолжаем….



Шаг второй. Определяются проигравшие в войне. Раз ее начали силы Зла, то победили в ней силы Добра. Зло – тирания: Сталин с Гитлером, добро – Америка, Британия и вообще демократия. Хитрец Сталин затесался в ряды победителей, ну ничего, эту историческую нелепость мы исправим. Все равно в итоге сталинизм (= нацизм) потерпел крах. Частично в 1956-м, а окончательно – в 1991-м. Кто не верит – посмотрите на карту мира. ОК. Едем дальше.

Шаг третий. Определяется, какое наказание должны понести виновные в развязывании войны, они же проигравшие. Германия, положим, за все уже расплатилась в 45-м, а вот Россия, как преемница СССР, еще нет. А ведь должна! Должна вернуть незаконно оккупированные Калининградскую область, Курильские острова, Сахалин, Карелию, Выборг. И заодно уж – Приморье, Кавказ. Не рыпаться с Осетиями и Абхазиями. Уйти навсегда из СНГ и Восточной Европы, убрать свой бизнес из Европы Западной. «Челси» может оставить. Этот чемодан без ручки нам самим даром не нужен. Вот так.

Я сейчас спрямляю, пропускаю промежуточные этапы, про конкретные примеры мы много говорили выше. Как видите, здесь нет никакой теории заговоров. Все делается чисто информационными методами.

Воевать за Курилы и Восточную Пруссию никто с Россией не будет.

Дорого, хлопотно, рискованно. Зачем принуждать, если сами отдадим? Нужно только нам самим ПОВЕРИТЬ в то, что отдать – это правильно и справедливо. Как в проклятом 91-м, когда страна совершенно без всякой войны понесла территориальные потери, невиданные в своей истории. И ведь все еще радовались – или почти все…

Поверьте, истина никому не нужна. Востребованы только манипуляции ради конкретных материальных целей. Целей – гигантских по размерам.

Какая к черту историческая наука? Даешь территории и контрибуции! Успевай нарезать московитские земли, пилить наш лес да качать природные ресурсы.



Что такое «Мифы СССР»?

Но тут я оборву сам себя на полуслове и снижу пафос. Давайте, раз вы уже прочитали «Войну», сравним впечатления читателя и задумки автора. Речь в ней шла не об объективных законах и незыблемых фактах.



Эта книга – о мифах нашей истории.

В СССР было много всякого и разного. И хорошего, и плохого. Никого ни в чем не убеждаю, никого никуда не веду, и вообще пишу не научную книгу. Изучать историческую диалектику, развитие производительных сил и производственных отношений – дело профессиональных ученых и дай им бог для этого силы.

Мы же занимаемся не строгим установлением фактов и закономерностей, а представлениями людей об истории и о самих себе.

То есть мифами. Разными – и черными, и самыми что ни на есть белыми и пушистыми.

Моя цель – развенчать мифы черные. Но вот положительные – решительно хочется оставить. Объясню почему. Эти мифы не вредны. Они, как ни странно, для массового сознания просто необходимы. Как иммунные тельца в крови организма нации. Эти мифы возвышают людей, делают их решительнее и сильнее. Они дают им силы и для повседневного труда, и в годину испытаний. Такие мифы о своей стране и своем народе нужны не меньше, чем углеводороды и чугунные болванки.


«Вторая мировая война день за днем». Объемистый том. Солидное издательство. Попробуйте на обложке найти что-то о нас… Правильно, пятая маленькая картинка сверху, третий слева – Сталин
Эти жизнеутверждающие самопредставления нации – есть нравственная энергетика народной жизни, важнейший ресурс национального развития.

Позитивная самоидентификация: и в личности, и в семье, и большой человеческой общности, – порождает уверенность в завтрашнем дне. Рождает уверенность в будущем наших детей. Выскажусь наукообразно, по-профессорски, вы уж меня простите, – позитивная мифология определяет нравственные императивы народа. Мотивирует его на свершение дел мощных, добрых, достойных нашей великой истории и великих предков.

«Своих» человек защищает всегда, это заложено у него на генетическом уровне. Нормальная мать будет любить сына больше всего на свете, каким бы хулиганом и недотепой он ни был. Нормальный сын никогда не станет свидетельствовать против отца. Именно поэтому в судебной системе с древних времен есть правило: против родственников показаний не требовать, ибо это противоречит самой природе человека.

Так происходит всегда и везде. В объединениях по любому признаку: семейному, семейно-сицилийскому, религиозному, партийному, национальному, общегосударственному – всегда работает принцип оправдания и защиты себе подобных.

Наверное, поэтому во всех национальных мифологиях «свой народ» всегда успешен, свободолюбив, полон всяческих достоинств. Ибо национальное самооправдание – это естественное человеческое стремление.

Есть, правда, одно печальное исключение, Один народ – мученик и неудачник. Одна страна, история которой неуспешна, полна поражений, ошибок, предательств и преступлений. Догадались, что за страна? Так, увы, до последнего времени многими авторами писалась наша история.

Таковы факты, скажет мой оппонент? Ерунда.

Факты сами по себе значат не очень много. Скажу еще грубее – в деле исторической мифологии они вообще ничего не значат. Факты существуют только в рамках концепции. Все начинается не с фактов, а с интерпретации. Если вы любите свою Родину, свой народ, то история, которую вы будете писать, будет всегда позитивна. Всегда!

В русской истории было много всякого, и не нуждается она ни в лакировке, ни в очернении. И для «славянофилов», «почвенников» и для «западников», и для националистов, и для космополитов, и для коммунистов и для самых ярых либералов, для всех – она дает неисчерпаемую массу фактологического материала.

Вопрос в другом. КАКИЕ выводы нам делать, основываясь на нашем более чем 1000-летнем прошлом?

Ибо от этих выводов и зависит, есть ли шанс у наших внуков жить и родиться в такой стране – России.

Будут ли они еще читать и учиться по-русски.

Будут ли сами выбирать свой путь.

Или же – растворятся, как римляне – в германских варварах, как эллины – в турках, деградируют в резервациях как индейцы, или просто исчезнут, как бесследно исчезли некогда гремевшие на наших землях могучие скифы и сарматы.

Сейчас все чаще говорят, что цена той Победы 45-го года была неоправданно высока. Стоило ли, мол, класть 27 миллионов жизней ради варварского уничижения над культурными немцами? При них порядка в стране было бы больше, больше, чем и при большевиках, и при нынешней власти. Жили бы сытно и уютно, как в солнечной Баварии. И водки бы немец не дал, и русского Ваню – к делу пристроил.

Этот разъедающий мозг и душу миф бьет нас не меньше, чем басни об извечном русском пьянстве и непроходимой лени, о нечеловеческой жестокости нашей истории и присущей только нам тяги к рабству и почитанию начальства…

В Европе на уровне резолюций ПАСЕ уже уравняли Сталина и Гитлера. Но сопоставимые ли это явления? Разве может русский человек принять и понять подобное сравнение?

«Режим Сталина был репрессивным, но режим Гитлера – человеконенавистническим. Разве можно ставить их рядом?» – вопрошает Патриарх Кирилл, и с ним нормальный человек, знающий и любящий свою страну – не может не согласиться.

История СССР – это не история КПСС и деяний Политбюро.

Это история НАРОДА. Достижения этого периода – это НАШИ достижения.

Хорошо все, что укрепляет страну, народ и личность. Массовый героизм и победа в самой страшной войне. Индустриализация, ВПК, наука и искусство, едва ли не лучшие в мире – наша гордость. Мы первыми вышли в космос и первыми начали операции на сердце.

В конце 80-х мы стояли в одном шаге от запуска интернета и массовой мобильной связи – и только распад Союза и деяния «младореформаторов» не дали нам первыми совершить этот технологический прорыв.

Мы можем разделять или не разделять идеологию коммунистов, но достижения этой эпохи – они есть, и их нельзя забывать.

Эти достижения, эта жизнь народа между 1920 и 1991-м – не «черная дыра» и не «тупик истории». Это сама история. Наша с вами – История.

В которой Великая Отечественная война самая важная часть.

Главное событие XX века.


В руках у бойца – охапка хризантем. Осенние цветы. Значит, победа над Японией тоже уже была

1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28


Verilənlər bazası müəlliflik hüququ ilə müdafiə olunur ©azrefs.org 2016
rəhbərliyinə müraciət

    Ana səhifə