Сборник материалов




Yüklə 1.73 Mb.
səhifə1/7
tarix17.04.2016
ölçüsü1.73 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7


© Рыскулов Т.Р., 1926

© Бройдо Г.И., 1925

Издание подготовлено партией «Асаба», 1991
Опубликовано на сайте www.literaturа.kg 18 ноября 2008 года
ВОССТАНИЕ КИРГИЗОВ И КАЗАХОВ В 1916 ГОДУ

Сборник материалов


Документальные материалы председателя ЦИК Туркестанской АССР Турара Рыскулова (впервые изданы в 1926 г.) и соратника Сталина, сотрудника Комитета по национальной политике Григория Бройдо (впервые изданы в 1925 г.). Представленная здесь книга представляет собой переиздание этих материалов в 1991 году – по случаю 75-летия событий 1916 года

Публикуется по книге: Восстание киргизов и казахов в 1916 году. – Б.: Учкун, 1991. – 112 с.



Т. РЫСКУЛОВ
ВОССТАНИЕ ТУЗЕМЦЕВ ТУРКЕСТАНА В 1916 ГОДУ

(Первоисточник: Очерки революционного движения в Средней Азии.

Сборник статей. Москва, 1926, стр. 46-122)
ПРЕДИСЛОВИЕ
История революционного движения в Туркестане, в особенности в его дооктябрьском периоде, еще мало изучена. То же самое можно сказать и о революционных событиях 1916 года в Туркестане. За исключением упоминаний в двух-трех словах о восстании туземцев Туркестана против царизма в 1916 г, в посвященных теперешнему Туркестану книгах и ряде коротеньких статей, напечатанных в связи, с годовщиной десятилетия мировой войны, на страницах туркестанских газет, никаких иных трудов ни на туземных, ни на русском языках не существует. Одни из интересующихся Туркестаном до сих пор склонны предполагать, что восстали в 1916 г. только киргизы в Джетысуйской (Семиреченской) области, а другие, имея вообще смутное представление об этих событиях, предполагают, что они почти ничем не отличаются от обыкновенных эксцессов, наблюдавшихся и прежде при царизме.

А между тем, в этих событиях предреволюционной эпохи, как в фокусе, отразилась вся сущность политического, социального и экономического состояния тогдашнего Туркестана, Изучая историю восстания 1916 году и его основные причины, можно, таким образом, получить полную характеристику состояния Туркестана и найти ключ к уяснению многих моментов начального периода самой Октябрьской революции в Туркестане. Этой цели ознакомления с историей революционного движения в Туркестане и с историей царской колониальной политики в Средней Азии и посвящена настоящая работа.

Первая часть, в которой излагается история восстания туземцев в 1916 г. составлена, главным образом, на основании архивных материалов Цуардела (Турк. архивное управление), заключающихся в переписках Турк. ген.-губ., охранного отделения и местной администрации о событиях 1916 г, и согласно воспоминаний пишущего эти строки и других данных.

Во второй части излагаются основные экономические и политические причины восстания. Для составления этой части использованы были, главным образом, труды быв. Переселен. Управления и другие печатные материалы, названия которых приводятся в самом тексте изложения.

В отношении хода событий 1916 г. и его причин в Джетысуйской области, в особенности в некоторых ее уездах, интересны "Показания прокурору судебной палаты по делу о киргизском восстании 1916 года". Тов. Г. И.Бройдо (см. "Нов. Восток", N5) отмечает, что инициатива в столкновении с туземным населением принадлежала царской администрации, искусственно, путем разных провокаций, вызвавшей выступления туземцев.

Вполне соглашаясь с этим мнением тов.Бройдо, следует в то же время указать, что в освещении хода событий в остальных областях, составленном в большинстве согласно официальных документов администрации, могли быть неточности, которые, однако, не изменяют общей картины событий.

В заключение выражаем благодарность тов.Нечкину, заведовавшему Цуарделом, охотно подобравшему и представившему архивные материалы, касающиеся восстания 1916 г. и М.Тынышпаеву, представившему единственно сохранившуюся у него докладную записку о том же на имя царя Туркестанского ген.губ. Куропаткина.
Автор
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ГЛАВА I
Повод к восстанию. - Набор на тыловые работы фронта туземных рабочих. - Мероприятия правительства и порядок проведения набора рабочих на местах. - Как поняло и восприняло эти мероприятия туземное население.
Восстание туземного населения Туркестана в 1916 году представляет собой, несомненно, одно из интереснейших событий в истории революционного движения в Туркестане: здесь впервые туземные народные массы осмелились, после почти полустолетнего владычества самодержавной России, выступить против приказов "белого царя". Восстание направлено было прежде всего против царской администрации, но пострадала и туземная администрация в тех случаях, когда она шла против восставших и препятствовала их стремлениям. Восстание произошло неожиданно, без всякой предварительной подготовки, в самых разных уголках Туркестана, в революционном порыве оказались объединенными народы, до того в известные исторические периоды даже враждовавшие между собой.

Какие основные причины заставили тогда туземное население Туркестана смело поднять знамя восстания против неприступной царской власти. Об этом мы поговорим после, а теперь необходимо перейти к краткому изложению возникновения и развития событий.

Поводом к восстанию туземцев в 1916 году послужил набор туземных рабочих на тыловые работы фронта.

Согласно приказа царского правительства, переданного телеграфно военным министерством Туркестанскомутен. губернатору, был издан по краю приказ от 8 июля 1916 года, в котором объявлялось о высочайшем повелении о привлечении на время войны "к работам по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии инородцев Российской Империи, освобожденных от воинской повинности, и, в частности туземного населения Туркестанского края".

Царское правительство усматривало в туземных рабочих материал более покорный, чем русские рабочие и крестьяне, так сказать, "даровой", которым можно было распоряжаться как угодно, не боясь их ропота и недовольства: с другой стороны, этой мерой освобождались массы русских нижних чинов и рабочих, которых можно было использовать уже непосредственно на военные действия, не отвлекаясь длительной работой мобилизации остальных призывных возрастов.

Поспешно разработанная, эта мера стала сейчас же проводиться на окраинах России. Царская администрация в Туркестане, уверенная в покорности туземцев "русскому оружию", также не стала обдумывать безболезненный способ проведения этой мобилизации по Туркестану и через свои областные и уездные органы приступила сразу к фактической разверстке и набору рабочих. Эта беспечность и уверенность в покорности туземного населения Туркестана видны из самого размера коротенького приказа по краю и. д. генерал-губернатора Ерофеева, где даже не удосужились объяснить сущность предлагаемых мероприятий. Однако, скоро стали получать сведению о недоброжелательной встрече туземцами этих приказов о наборе рабочих.

Вслед за первыми приказами последовал дополнительный приказ ("Турк. Ведомости", N157) об объявлении Туркестанского края на военном положении. Тогда же появляются такие приказы, как воспрещение продавать туземцам на железных дорогах билеты (в связи с первыми признаками недовольства туземцев) и об обязательном отдавании туземцами поклонов русским офицерам и чиновникам всех ведомств.

В ответ на начавшиеся в некоторых местах отдельные беспорядки, администрация, вместо разъяснения, начинает выпускать угрожающие приказы туземному населению, ссылаясь на "высочайшее повеление" и "мощь русской царской армии". Так, например, назначенный незадолго до того времени Ферганским областным губернатором ген.лейтенант Гиппиус выпустил следующий приказ: "Объявляю туземному населению, что в Ферганскую область уже прибыли войска с артиллерией. Распоряжение этими войсками поручено единолично и самостоятельно мне, военному губернатору. Присланных войск с избытком достаточно не только для того, чтобы усмирить всякую бесчинствующую толпу, но и для того, чтобы разрушить и сравнять с землей всякие поселения, а в городе - всякий квартал и даже целый туземный город, где впредь, начиная с сегодняшнего дня, возникнут такие же беспорядки, какие до сего времени происходили почти во всех городах и во многих местах Ферганской области".

Гиппиус в конце говорит, что будут строго наказываться военно-полевым судом не только лица, учиняющие беспорядки, но и весь кишлак (селение) или общество, к которому относятся эти лица; что в случае неоказания содействия со стороны населения в изловлении зачинщиков, будут даже «медресе и мечети сравнены с землей».

Но этот угрожающий приказ не помог. События стали развиваться дальше еще быстрее. К тому времени, согласно приказа царя от 22 июля того же года в целях безболезненного проведения мобилизации рабочих в Туркестане и подавления восстаний, назначается генерал-губернатором известный «знаток» Туркестана Куропаткин (бывший областной военный губернатор Закаспийской области, участвовавший когда-то при столкновении России с Западным Китаем в военных дей­ствиях), Куропаткин, при прибытии в Ташкент, выпускает известное обращение к населению Туркестанского края, подписанное 23 августа.

Объявляя о предоставлении высочайшим приказом ему прав определить сроки, порядки набора, и освобождении кого нужно по набору рабочих, а также предоставления ему права главнокомандующего армиями в Туркестане, Куропаткин ниже перечисляет самые правила проведения набора рабочих на местах. Согласно этого приказа Куропаткина 220.000 человек по областям были распределены следующим образом: на Сыр-Дарьинскую область - 60.000, Самаркандскую - 32.407, на Ферганскую - 51.233, Семиреченскую - 43.000 и Закаспийскую - 13.830. При разверстке в приказе Куропаткина, в целях «охраны интересов местностей, производящих хлопок», значительно уменьшено следуемое количество по разверстке рабочих с Ферганской области и некоторых уездов Самаркандской и Сырь-Дарьинской областей, общей численностью на 40.000 человек. Вместе с тем эти 40.000 были переложены на местности преимущественно с кочевым населением, в которых "хлопок не производится". Поэтому-то, конечно, больше всего восстания наблюдались в кочевых районах и последние носили ожесточенный характер.

В конце этого приказа Куропаткин в специальной инструкции перечисляет самый характер работ в тылу и условия оплаты труда, отметив особо, что туркмены Закаспийской области, ввиду того, что "Текинский доблестный" полк уже принимает участие в рядах воюющей армии, будут с оружием нести охранную службу в тылу, и, что освобождаются от наряда население Памирского района и Матчинской волости, Ходжентского уезда, Фальгарской и Искандеровской волостей, Самаркандского уезда, а также не русские подданные. Далее, Куропаткин высказывает уверенность, что этот приказ и разъяснение внесут успокоение и что туземцы исполнят «высочайший указ» без заминки.

В инструкции о наборе рабочих указывается, что каждый рабочий должен иметь полный комплект зимней и летней одежды, а также необходимую посуду и инструменты. В отношении медицинского осмотра говорится: "в ограждении чувства стыда мусульманам медицинский осмотр производить непублично, а осматривая каждого отдельно в закрытом помещении".

Рабочие партии должны были составляться из десятков, сотен и тысяч, с поименованием каждой из них по названию своих волостей, соответственно с каковым делением назначались "онбаши" (десятские), "жюзбаши" (сотские), "мын-баши" (тысяцкие). При рабочих должны были иметьсяимамы, мирзы, переводчики, а также хлебопеки, мясники и цырюльники Затем намечается порядок отправления и снабжения продовольствием по пути и отличительные знаки разных чинов в самой администрации над рабочими. Жалованье рабочим полагалось один рубль с увеличением или уменьшением в зависимости от работ, сотским - 2 рубля, десятским и письменным переводчикам по 3 рубля, а муллам - 2 рубля - все с казенным довольствием.

В инструкции об условии освобождения от наряда указывается, что должны быть освобождены: 1) должностные лица общественных (волостных, сельских и аульных) управлений, 2) нижние полицейские чины из туземцев, 3) имамы, муллы и мударисы, 4) туземцы, занимающие классные должности, 5) туземцы, пользующиеся правом дворян и потомственных почетных граждан, а также лично пользующиеся правами почетных граждан, 6) за каждого одного из находящихся на службе в Текинском полку или других воинских частях туземцев, освобождается от наряда на тыловые работы по 3 ближайших его родственника из числа братьев, сыновей и племянников по мужской линии, 7) при практикующемся среди туземцев найме за себя рабочих установлено было, как общее правило, что туземец может нанять за себя исключительно только туземца, при этом обязательно русского подданного, а отнюдь не иностранца, как-то: бухарца, перса и афганца; русские же, если б даже таковые нашлись, не могут быть назначаемы в наряд на тыловые работы вместо того или другого откупившегося туземца". Туземный еврей не может нанять за себя не еврея. Вот те более важные моменты в инструкциях, преподанных местам для соблюдения при наборе туземных рабочих. Куропаткин был, несомненно, умный "империалист", разбирался в психологии туземцев, но зато такая категория царских представителей была еще опаснее, ибо она умела хорошо "околпачивать" население.

Начались "реквизиции" рабочих на тыловые работы, но, разумеется, в разных местах разно толковали эти приказы и инструкции. Возможность найма за себя другого туземца фактически привела к тому, что все имущие элементы не без участия местной администрации (за взятку) нанимали разных неимущих.

Для туземного населения Туркестана набор на тыловые работы явился совершенной неожиданностью. Туземцы сразу насторожились и начали готовиться, тем или иным путем, к неподчинению этим приказам.

И это вполне было естественно, ибо 200 с лишним тысяч туземной массы (количество солидное) перебрасывалось на далекое расстояние, в чужой климат, где шла небывалая бойня, устроенная всемирной буржуазией в своих интересах. Не было также уверенности у туземного населения, что его сыновья возвратятся живыми - и это было вполне правильное опасение, ибо мы знаем, сколько потом людей погибло от холода и болезней, сколько было брошено непосредственно в районы военных действий для рытья окопов и т.д. Набор на тыловые работы был поводом к всеобщему восстанию туземного населения против царизма, здесь сказались результаты полувекового культурного и экономического угнетения этого края, находившегося все время на положении колонии, причем чувствовалось не столько политически-культурное угнетение, сколько угнетение экономическое, когда становилось трудно само существование. Если прибавить к этому бесконечное издевательство царской и туземной администрации, переполнившее чашу терпения туземного населения, то будет понятно, почему разыгрались события 1916 года.


ГЛАВА II
НАЧАЛО И РАЗВИТИЕ СОБЫТИЙ ПО ОБЛАСТЯМ
А. СЫР-ДАРЬИНСКАЯ ОБЛАСТЬ
Восстание туземного населения в Сыр-Дарьинской области не имело широкого и повсеместного характера, тем не менее отличалось довольно большой резкостью в некоторых районах.

Началось восстание в этой области с беспорядка в старом городе Ташкенте 11 июля 1916 г., когда тысячная толпа туземцев, собравшись около полицейского управления туземной части гор Ташкента, пыталась силой воспрепятствовать проведению в исполнение распоряжений правительство о наборе туземных рабочих.

Когда порядок был восстановлен прибывшей ротой Ташкентской школы прапорщиков, перед зданием полицейского управления оказалось шесть трупов туземцев, из них один убитый полицейский караульщик, один туземец, застреленный полицмейстером, и 4 убитых выстрелами чинов полиции. Количество убитых и раненых, забранных толпой, не установлено.

Из старого города Ташкента по разверстке требовалось 8.000 человек. Выступившими против администрации тогда, главным образом, оказались рабочие районы Ст. гор. Ташкента: Кукчинская и Сибзарская части. Но не все районы Ст. гор. Ташкента высказывали недовольство. Были районы и слои населения, отнесшиеся более покорно и даже сочувствовавшие царской администрации в подавлении недовольства. Так, например, Шайхантаурская часть, из которой больше вербовались администрацией чиновники-узбеки, пришла даже в столкновение с повстанцами. Агентурные донесения охранного отделения по этому поводу сообщают следующее: "за последние дни замечается разлад, образовавшийся среди туземного населения Ст. гор.Ташкента. Жители Кукчинской и Сибзарской частей враждебно настроены и угрожают расправиться с населением Шайхантаурской части за то, что последние соглашаются выставить требуемое от них число рабочих, но только хотят просить власти оказать им защиту от возможного нападения со стороны кукчинцев и сибзарцев. Некоторые семьи сартов Шайхантаурской части из опасения нападения выселяются в русскую часть города и на дачи".

Охранное отделение имело своих агентов из туземцев и в Ст. гор.Ташкенте. Так, в материалах охранки часто встречается фамилия некоего г.Ходжиева, писавшего плохо по-русски, но доносившего всякие сведения в охранное отделение.

Кроме этого, упоминается фамилия Худоярхановых, потомков известных Кокандских ханов,

Возвращаясь к делу о беспорядке в Ст. гор. Ташкенте, нужно сказать, что представители власти понесли гораздо больше потерь, чем указывалось в приказе; много было убитых и из толпы администрацией. Но зато события в Ст. городе послужили предупреждением для власти могущих возникнуть таких жее беспорядков и в других местах края.

Дело старогородских зачинщиков разбиралось потом в военно-окружном суде, по приговору которого из 35 обвинявшихся лиц 5 человек были приговорены к лишению всех прав состояния и к смертной казни через повешение.

Небольшие беспорядки происходили в целом ряде мест и сопровождались большими жертвами со стороны туземцев-участников беспорядков, у которых потом конфисковывали имущество.

От 16 октября того же года казалинский уездный начальник сообщает, что, согласно сведения кармакчинского участкового пристава, некоторые киргизские волости этого участка откочевали в Иргизский и Тургайский уезды, где происходят также недовольства и движения.

Из переписки по этому поводу видно, что тогда в Иргизском и Тургайском уездах происходили большие беспорядки киргиз.

Для препятстования откочевывания киргиз Казалинского уезда были посланы специальные военные силы. Также послана была, по личному распоряжению Куропаткина, военная охрана в Казалинский уезд, для рыбопромышленности Аральского моря.

Более широкий и жестокий характер имело по своим последствиям восстание киргиз в Аулие-Атинском уезде, главным образом в Меркенском районе. На Аулие-Атинский уезд по наряду падало 22.675 рабочих, но до конца августа всего набранных рабочих оказалось около 3.000 человек, а остальных рабочих киргизское население не согласилось давать. Начались беспорядки с Кученевской волости, где киргизы убили лесообъездчика Карача и оказали сопротивление администрации. В это время начинается волнение киргиз на Сусамуре - месте летовок, главным образом, киргиз Пишпекского и Аулие-Атинского уездов. Появляются скопища киргиз у сел. Беловодского, производится нападение на сел. Сосновку, Ново-Николаевку и Перовку, Пишпекского уезда, крестьяне из которых переезжают в город. Рабочие строющейся Семиреченской жел. дороги тоже уходят в город. Из Ташкента отправляются тем временем усиленные подкрепления по линии Аулие-Ата-Пишпек, но события разыгрываются до прибытия этих отрядов. По распоряжению уездного начальника идет вооружение крестьянских поселков. Киргизами была перервана телеграфная линия от Челдовара до Мунке и была масса столкновений, 25 августа в Меркенском участке началось настоящее восстание. Телеграфная линия Мерке-Пишпек совершенно была прервана, Ряд поселков подвергся нападению. Киргизы в несколько тысяч человек делали наступление на Мерке.

Меркенские киргизы устроили ряд съездов и говорили, что «задавят» нападающих русских своими табунами тысячных лошадей, и действительно был такой случай, когда киргизы пускали вперед вскачь многотысячные конные табуны, чтобы вызвать расстройство в рядах своих врагов. 29-30 августа киргизы, вооруженные пиками и оружием в полторы-две тысячи человек, совершили новое нападение на Мерке, но были встречены ротой солдат, давшей несколько залпов по киргизам. Последние, потеряв много убитыми, отступили. Особенно ожесточенный характер имели беспорядки в Ново-Троицком районе. В этот район послан был отряд во главе с прапорщиком Бондыревым (как раз тем, который, как член партии левых эсэров, участвовал во фракции левых эсэров 6-го Съезда Советов Туркреспублики в 1918 году).

В этом отряде участвовали и десяток меркенских торговцев-узбек. При столкновении с киргизскими скопищами отрядом Бондырева взято было в плен 150 киргиз, которые были по дороге поголовно расстреляны. Помимо этого у киргиз отобрано этим отрядом 4, 340 баранов, 23 верблюда, 225 голов рогатого скота. Со стороны отряда был ранен один солдат, и убита одна лошадь. К бунтовщикам Ново-Троицкого района потом присоединились Чуйские киргизы.

В Меркенском районе было арестовано в результате человек 30, которые преданы были потом военному суду.

Вооруженные крестьяне поселков Аулие-Атинского уезда, в особенности Меркенского района, выезжая отдельными отрядами по киргизским степям с разрешения властей, истребляли потом киргизские аулы, массами пригоняя скот в поселки, В это время в союзе с грабившими крестьянами, особенно в Меркенском районе, действовали узбеки-торговцы и целый ряд киргизских интеллигентов (состоявших на службе в администрации).
Б. САМАРКАНДСКАЯ ОБЛАСТЬ
На Самаркандскую область разверстано было 38.000 рабочих, которые с надбавкой еще 10% на случай непригодного процента, с учетом интересов хлопковых районов, были распределены таким образом: от гор.Самарканда пологалось - 6.700, от Самаркандского уезда - 8.700, Катта-Курганского уезда - 9. 000, а всего 42, 000 человек. От волостей Матчинской и Искандерской призывалась половина причитающихся рабочих, отФальгарской - 3/4, ввиду бедственного положения этих районов.

По Самаркандской области беспорядки охватили, главным образом, Джизакский уезд, где движение приняло форму "открытого восстания" (по словам Куропаткина). Джизакское событие является одним из характерных эпизодов в восстании

1916 года, где особенно проявилась жестокость карательных действий царской власти.

Население Джизакского уезда сразу же встретило враждебно приказ о наборе рабочих. Стали устраиваться в разных местах сходки и собрания, где масса выносила одно и то же решение о том, что давать рабочих невозможно, что нужно препятствовать набору рабочих. Население пробовало даже по этому поводу обращаться к администрациии с просьбой об отмене набора рабочих, но администрация была непреклонна и предложила без всяких разговоров выполнять разверстку. Первые выступления начались с туземного города Джизака. В приказе Куропаткина о предании Военно-Окружному суду виновников беспорядков в городе Джизаке, последние обвиняются в том, что "в период времени от 13-го по 17-е июля 1916 года в гор.Джизаке и его окрестностях, будучи вооружены револьверами, ружьями, пиками, топорами, ножами и палками, с целью воспрепятствования проведению в исполнение указа о наборе туземцев на работы в тылу действующей армии, произвели многочисленные нападения на войсковые команды и отдельных воинских чинов, на должностных лиц уездной администрации и полиции, на железнодорожных служащих и на частных лиц русского происхождения и умышленно во многих местах по линии железной дороги вывернули рельсы, сожгли мосты и жилые дома, порвали телеграфные провода, разбили изоляторы, уничтожили железнодорожные казармы и сооружения, лишив при этом умышленно жизни несколько лиц из администрации". 12 июля должна была состояться поверка мобилизованных рабочих туземной части города. К этому моменту приехал из Ташкента посланный туда за сведениями Ишан Назыр-Ходжа, который распространил слух, что набор приостановлен до окончания "Уразы", и что в Ташкенте происходит бунт туземцев.

Во главе с Назыр-Ходжой толпа двинулась в новый город требовать отмены набора рабочих. Высланный навстречу толпе отряд дал несколько залпов, Второпях толпа не сумела забрать всех убитых, и на поле осталось одиннадцать трупов убитых туземцев.

Хотя русская часть города насторожилась, но повторных наступлений со стороны туземцев не было, беспорядки же перебросились в уезд.

В указанном приказе обвиняется еще ряд туземцев Джизакского уезда в том, «что они с целью образования самостоятельного мусульманского государства собрали громадные толпы вооруженных ружьями, револьверами, пиками, ножами, топорами и палками туземцев, снабдили эти толпы огнестрельными припасами и оружием, провиантом и фуражем, объявили священную войну против русского владычества, провозгласили Абдрахман Ходжа Абдужаварова Дживачи властительным Джизакским беком и с намерением отторгнуть от Российской Империи Джизакский уезд вступили с названными вооруженными толпами в поход на Джизак, причем 21 июля 1916 года напали на высланный против них военный отряд подполковника Афанасьева».

О наборе рабочих по Джизакскому уезду объявлено было 1 июля 1916 года. По всему Джизакскому уезду туземцы посылали разные стороны людей для собирания сведений о том, как поступает в данном случае население других районов. В беспорядках участвовали люди из окрестных кишлаков. Все случаи беспорядков в Джизакском уезде связаны между собой как в пице участников этих беспорядков, так и их причинами.

Во время беспорядков в Зааминском участке стоявший во главе восставших туземцев Ишан Касым Ходжа в главной мечети сел. Заамин при большом стечении народа был избран "Зааминским беком" ("эмиром"). Объявив "газават", священную войну, Ишан Касым Ходжа для участников бунта отменил дневной пост "уразы", здесь же в мечети был устроен общий пир. .

В Джизакский уезд спешно посланы были войска, образовавшие карательный отряд во главе с полковником Ивановым. После "энергичной" деятельности карательных отрядов мятеж в Джизакском уезде был подавлен к 25 июля.

Военным судом были приговорены по Джизакскому (Зааминскому) делу 48 туземцев к смертной казни через повешение, два - к бессрочным каторжным работам, 48 человек - к 12-тилетней каторге, 49 оправданы. ("Туркестанское Слово" N1 января 1917 года). По делу беспорядков в городе Джизаке из 74 подсудимых - 32 человека приговорены к повешению, а остальные 42 человека оправданы.

Что касается конфискации земель, то приведем просто выдержку из доклада на "высочайшее имя" генерала Куропаткина.

"В Джизакском уезде мною объявлено было населению о конфискации у него около 2.000 десятин земли на участках, где была пролита кровь русских людей. Из них 800 десятин незастроенной земли, числящейся в черте города между русской и туземной его частями, на которой были зверски убиты бунтовщиками Джизакский уездный начальник Рукин и пристав Зотоглов. Остальные 1.200 десятин, предназне к конфискации, представляют несколько участков, на которых было убито 73 русских. Эта мера, объявленная всему населению, с указанием, что в случае новых вооруженных выступлений, кроме казни виновных, будет у туземцев отбираться земля, где они прольют русскую кровь, содействовала отрезвлению туземного населения и удержала от вооруженного выступления колебавшихся".

Другое заметное столкновение администрации с туземцами было в городе Ходженте и его уезде.

Из доклада ходжентского пристава видно, что вызванные вооруженные люди для подавления беспорядков в городе Ходженте при столкновениях давали целый ряд залпов, в результате которых было много убитых и раненых туземцев. В Самаркандской области полковник Иванов, во главе карательных отрядов, проявил всю способность свою б истреблении всех не только участвовавших в восстании, но и чем-либо причастных к нему. Этот Иванов потом был военным министром в правительстве у Колчака в Сибири.

Карательными отрядами также был установлен окончательный порядок в Катта-Курганском уезде, где было несколько столкновений с администрацией и войсками. Все эти случаи беспорядков не обходились без смертных казней и ссылок на каторжные работы.

  1   2   3   4   5   6   7


Verilənlər bazası müəlliflik hüququ ilə müdafiə olunur ©azrefs.org 2016
rəhbərliyinə müraciət

    Ana səhifə