Николай Викторович Стариков Февраль 1917. Революция или спецоперация?




Yüklə 3.54 Mb.
səhifə5/10
tarix17.04.2016
ölçüsü3.54 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Глава 5. Почему германское командование не знало, что у него есть шпион по фамилии Ульянов



Между нашими представителями и представителями Антанты

по различным поводам неоднократно устанавливался контакт…

граф Чернин, министр иностранных дел Австро-Венгрии

Поспевать за ленинской мыслью задача неблагодарная. Его скорость принятия решений не всем по зубам. Немногие обладали и его интуицией. Только вот в начале 1917 года она его подвела. 9-го января, в Швейцарии, делая "Доклад о революции 1905 года" он сказал: "Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции. Но я могу, думается мне, высказать с большой уверенностью надежду, что молодежь, которая работает так прекрасно в социалистическом движении Швейцарии и всего мира, что она будет иметь счастье не только бороться, но и победить в грядущей пролетарской революции".

Иными словами, вам, дорогие товарищи, до светлого будущего дожить, а мне, старику, и надеяться не надо! И вдруг – Февраль! Революция! Как снег на голову. На первый взгляд странно, но объяснимо. Все мы люди, и Владимир Ильич тоже не исключение. Следовательно, и он может ошибаться, несмотря на всю свою гениальность. К тому же Ленин уже с 1900 года почти безвылазно жил за границей в эмиграции и оторвался от нашей действительности. Русскую жизнь знал по письмам товарищей и статьям зарубежной прессы. Вот и просмотрел революционный момент будущий вождь мирового пролетариата. Но упрекать Владимира Ильича в политической близорукости будет неправильно. Февраль был плодом «союзного» заговора, в который Ленин не был посвящен. И в том нет его вины – каждый винтик страшной машины разрушения России знал только ему необходимую информацию. Когда его участие в процессе было необходимым, невидимые закулисные силы выталкивали такого человека на поверхность политической жизни, когда он становился не нужен – быстро отодвигали в сторону. Для Февраля Ленин и его партия не были необходимы, «союзные» спецслужбы успешно организовали рабочие волнения и солдатский бунт, обойдясь без их помощи.

После бурной череды съездов РСДРП и эсеров во время первой русской революции 1905–1907 г.г., наступило резкое затишье. Революционные элементы, их лидеры находились, "на консервации", спокойно проживая на территории Западной Европы. Они устраивали небольшие конференции, ругали друг друга почем зря в своих малотиражных газетах и ждали своего часа. И казалось он наступил – началась Первая мировая война. Но их надежда быстро рассеялась: большинство революционеров поддержало свои правительства, и стало патриотами, хотя бы на период вооруженного конфликта. Так было и с большинством русских смутьянов. Например, глава эсеровских боевиков Борис Савинков решительно требовал прекращения всякой антигосударственной деятельности на период войны. Тот, кто в такой момент борется с царем и с самодержавием, считал он, борется против России.

Ленин же в самом начале Первой мировой войны, совершенно правильно понял, что именно эта страшная бойня дает единственный шанс на осуществление социалистической революции. Поэтому глава большевиков и выдвинул лозунг поражения царизма в войне. Логика ленинская понятна, одно только получалось не по Ленину: текущая ситуация в России никакой революцией и не пахла. После серии военных неудач русская армия готовилась эту войну успешно заканчивать. Поэтому и говорил Владимир Ильич в своем швейцарском докладе о революции, как о далекой, далекой перспективе.

Но тут неожиданно случился Февраль. И Ленин моментально сориентировался. Практически сразу по прочтении свежих швейцарских газет. Уже 3(16) марта, т. е. в день отречения Великого князя Михаила от престола, он пишет Александре Коллонтай: "Дорогая А. М.! Сейчас получили вторые правительственные телеграммы о революции 1(14). III в Питере. Неделя кровавых битв рабочих и Милюков +Гучков+Керенский у власти!.. Премило! Посмотрим, как-то партия народной свободы… даст народу свободу, хлеб, мир…".

Получив ошеломляющие новости, гениальная ленинская голова стала искать варианты решения одной проблемы – как попасть в Россию из далекой Женевы. Задача эта не так проста, как кажется на первый взгляд. Кругом ведь полыхают фронты мировой войны. Маленькую Швейцарию со всех сторон окружают Франция, Италия, Германия и Австро-Венгрия, сцепившиеся в смертельной схватке. Отсюда и вариантов пути несколько. Точнее всего два: можно ехать через страну участницу Антанты или через территорию их противников. Логично выбрать первый вариант, ведь если последовать второму, то можно нарваться на крупные неприятности: по международным законам гражданина вражеской державы должны интернировать, т. е. посадить за колючую проволоку, до конца конфликта. Прекрасно знает это и Ленин. Поэтому второй вариант, поездку через Австрию или Германию (т. е. противников России), Ленин поначалу даже не рассматривает!

Он думает об оптимальном пути только через Антанту, и начинает прощупывать почву только в этом направлении. Инесса Арманд, 5(18) марта получает следующую телеграмму: "Дорогой друг!.. Вчера… прочел об амнистии. Мечтаем все о поездке. Если едете домой, заезжайте сначала к нам. Поговорим. Я бы очень хотел дать Вам поручение в Англии узнать тихонечко и верно, мог ли бы я проехать. Жму руку. Ваш В. У.".

Спасибо министру юстиции А.Ф. Керенскому – амнистия! Тот, кто призывал к поражению своей страны, может спокойно ехать на Родину. Только вот как? Со свойственной ему кипучей энергией, Ленин перебирает все возможные варианты. Даже самые экзотические и невероятные. Но только в направлении "через Антанту"!

Между 2(15) и 6(19) марта 1917 года Ленин телеграфирует своему соратнику Ганецкому (Фюрстенбергу) в Стокгольм. Этот товарищ сидит у Ильича на "финансовых потоках" и осуществляет связь с иностранными спонсорами большевиков. Вскоре Ганецкий получает по почте книгу, в ее переплете находится ленинское письмо: "Ждать больше нельзя, тщетны все надежды на легальный приезд. Необходимо во что бы то ни стало немедленно выбраться в Россию, и единственный план – следующий: найдите шведа, похожего на меня. Но я не знаю шведского языка, поэтому швед должен быть глухонемым. Посылаю вам на всякий случай мою фотографию".

Но Ленин не был бы Лениным, если бы зондировал только одну возможность. 6-го марта он пишет В.А. Карпинскому:

"Дорогой Вяч. Ал! Я всячески обдумываю способ поездки. Абсолютный секрет – следующее. Прошу ответить мне тотчас и, пожалуй, лучше экспрессом (авось партию не разорим на десяток лишних экспрессов), чтобы спокойнее быть, что никто не прочел письма. Возьмите на свое имя бумаги на проезд во Францию и Англию, а я проеду по ним через Англию (и Голландию) в Россию. Я могу одеть парик. Фотография будет снята с меня уже в парике, и в Берн в консульство я явлюсь с Вашими бумагами уже в парике. Вы тогда должны скрыться из Женевы минимум на несколько недель (до телеграммы от меня из Скандинавии): на это время Вы должны запрятаться архисурьезно в горах, где за пансион мы за Вас заплатим, разумеется. Если согласны, начните немедленно подготовку самым энергичным (и самым тайным) образом, а мне черкните тотчас во всяком случае. Ваш Ленин. Обдумайте все практические шаги в связи с этим и пишите подробно. Пишу Вам, ибо уверен, что между нами все останется в секрете абсолютном".

Стоп. На минутку остановимся и переведем дух. Проезд Ленина в революционный Петроград всегда был окутан тайной. Советская историография писала просто – «приехал». Как и откуда – подробности коммунистическим историкам были явно излишними. Современные авторы, обвиняющие Владимира Ильича в шпионаже в пользу Германии, наоборот, в подробностях расписывают его появление. История в их изложении получается простая и незатейливая: взял Ленин немецкие деньги, вот через Германию и поехал. И никто не объясняет, почему Владимир Ильич сразу не поступил самым простым и логичным путем – не связался со своими германскими кураторами и не озадачил их проблемой собственной доставки в Россию. Зачем он пытается поехать через страны Антанты? Что за странная просьба к Инессе Арманд почву «прощупать» не в Берлине, а в Лондоне? Неужели забыл Владимир Ильич, что он является германским шпионом? Или он этого… просто не знает?

Чего казалось бы проще – выйди на связь со своими немецкими друзьями. Не сам, конечно, а через посредников, да на Родину попросись. В немецких же интересах всю теплую ленинскую кампанию туда как можно скорее доставить. Времечко то идет, и каждый день пушки на Восточном фронте стреляют, и солдатики немецкие гибнут сотнями! А еще совместно с «союзниками» готовит русский Генштаб очередное наступление и неизвестно выдержит ли его натиска германский фронт. Ждать то немцам нечего – время работает против них. Но что-то тихо в ленинской квартире. Не стучит почтальон, не приходит никаких известий с германской стороны. Похоже, что и они забыли о существовании в списках их агентуры человека по фамилии Ульянов. Или тоже не знают?

Молчат немцы. А Ленин продолжает думать и искать, словно только ему одному важно казаться в России, а для немецких генералов, это вещь малозначимая и третьестепенная. Впервые упоминание Германии, как варианта транспортировки появляется в телеграмме Ильича уже упомянутому В.А. Карпинскому, 7(20) марта (т. е. на четвертый день поиска вариантов). Тут мы впервые находим свидетельство того, что Ленин начинает продумывать не только путь через Англию, но и возможный свой проезд через Германию. Он рассматривает все варианты и предложения. Интересную мысль выдвигает глава меньшевиков Мартов. Это в учебниках истории большевикам с меньшевиками не по пути. В реальной жизни все революционные деятели жили рядышком в Швейцарии, вместе подписали документы знаменитой конференции в Циммервальде, вместе и решали свои транспортные проблемы. Они даже дружили. Уже позднее во время красного террора, Ленин лично принесет меньшевику Мартову домой два билета на уходящий за границу поезд, и посоветует побыстрее на него садиться. Суть предложения Мартова вполне понятно из текста телеграммы: нейтральные деятели попросят германцев пропустить русских революционеров на Родину. И снова все события происходят при полном информационном вакууме с немецкой стороны. Судя по телеграмме Владимира Ильича, автором этой идеи является глава меньшевиков Мартов, а вовсе не германский Генштаб. Итак, Ленин пишет Карпинскому:

"План Мартова хорош: за него надо хлопотать, только мы (и Вы) не можем делать этого прямо. Нас заподозрят. Надо, чтобы кроме Мартова, беспартийные русские и патриоты-русские обратились к швейцарским министрам (и влиятельным людям, адвокатам и т. п., что и в Женеве можно сделать) с просьбой поговорить об этом с послом германского правительства в Берне. Мы ни прямо, ни косвенно участвовать не можем; наше участие испортит все. Но план, сам по себе, очень хорош и очень верен".

Ленин много пишет, и снова и снова пытается решить свою проблему. Отправляются телеграммы, прощупываются контакты. Через неделю после первого послания, Ильич посылает своему сердечному другу Инессе Арманд очередную весточку. Сначала он оценивает ситуацию в России, но нас больше интересует вторая часть послания: "… В Россию, должно быть, не попадем! Англия не пустит. Через Германию не выходит".

Опять наблюдаем мы непонятную картину. Основным Ильич рассматривает именно «английский» путь, поэтому указывает его первым. «Германский» вариант второстепенный и запасной. Тут впору и раздаться возгласу удивления. Вот представьте себе ситуацию – Владимир Ильич уже давно заключил сделку с дьяволом, т. е. с германским Генштабом, взял деньги на революцию. Пообещал развалить Россию, вывести ее из войны. И вот когда момент для этих действий настал, он не знает, как ему добраться до места событий! Сидит горемыка, голову ломает. Придумывает варианты, словно в плохом детективе: то "по тихому" через Англию, то в парике с чужими документами через Францию. Готов даже глухонемым шведом прикинуться, лишь бы проехать в Петроград. И только перебрав всю эту шпионскую атрибутику, Ленин решает попробовать проехать через Германию. Щупает почву и с горечью констатирует Инессе Арманд – "не выходит"!

Вдумайтесь в это: Владимир Ильич не может договориться со своими «сообщниками» немцами, о проезде через их территорию! Наверное, просто нет мест в поездах. И пограничники немецкие больно бдительны: как русский паспорт Ленина увидят, так его сразу в кутузку упрячут. А правительство Германии и ее Генеральный штаб ничего сделать с этим не могут. Нет никакой управы на немецких пограничников. Плачут германские разведчики и со слезами смотрят, как гибнет родной фатерлянд в непосильной мировой войне. Рыдают, но Ильича с товарищами в Россию забросить не могут.

Смешно? Но именно так и получается, если принять версию о давнишней договоренности немцев с большевиками. Если считать, что они вместе планомерно готовили план проезда революционеров в пломбированном вагоне. Немецкие спецслужбы, естественно, работали на развал и поражение своего противника – России. К примеру, активно велась работа среди военнопленных. Для немцев основными объектами в ней были русские солдаты нерусских национальностей. Немцы пытались формировать военные единицы из поляков, австрийцы создали "Союз Визволения Украины". Продавшие свою Родину получали повышенный паек. Однако результат был ничтожен: из 2,5 миллионов пленных в украинский легион вступило всего две тысячи бойцов. Справедливости ради заметим, что такая подрывная пропаганда велась всеми воюющими сторонами. Преследуя те же пропагандистские цели, Россия в пику немцам объявила одной из главных целей Первой мировой войны освобождение славянских народов от австро-венгерского и германского порабощения. В результате солдаты этих национальностей массами сдавались в плен, и русское командование формировало из них боевые части, намного превзойдя на этом поприще своих австрийских коллег.

Субсидировали германцы и революционные партии, призывавшие к поражению своей страны. Таких, как большевики. Ничего в том удивительного нет. Удивляться надо не тому, что немцы забросили Ленина и его товарищей в Россию, а тому, что они никак не хотели этого делать! Или даже об этом не думали. Именно это и приводило в отчаяние Ильича. Через Антанту нельзя, через Германию "не выходит". Круг замкнулся.

А теперь серьезно. Очень серьезно, если учесть, что результатом ленинских катаний на немецком поезде стал распад России, Гражданская война и миллионы вдов и сирот на просторах нашей страны. Ленин всегда был человеком жестким, прагматичным и лишенным ненужных сантиментов. Характерен эпизод, произошедший по рассказу Чернова, в 1911 году все в той же Швейцарии. Сидя с Лениным в ресторане за кружкой пива, он спросил: "Владимир Ильич, да приди вы к власти, вы на следующий день меньшевиков вешать станете?".

– Первого меньшевика мы повесим после последнего эсера, – прищурился и засмеялся вождь мирового пролетариата. Именно такой человек и нужен был для реализации последней части уничтожения Российской империи. И его до поры до времени держали в резерве. Он спокойно проживал в сытой Швейцарии, писал статьи и мечтал о далекой социалистической революции. И вот теперь драгоценное время идет, а путь проезда на Родину Ленин еще не нашел. Он нервничает.

Телеграмма Я.С. Ганецкому, 17(30) марта: "Ваш план неприемлем. Англия никогда меня не пропустит, скорее интернирует. Милюков надует. Единственная надежда – пошлите кого-нибудь в Петроград, добейтесь через Совет рабочих депутатов обмена на интернированных немцев. Телеграфируйте. Ульянов".

Так ли все просто в связях Владимира Ильича с германской разведкой? Ведь Ганецкий, по словам современных историков, это как раз и есть посредник между большевистской верхушкой и немецким правительством. Через него идут переговоры, через него отрабатываются каналы и направления денежных потоков от германцев Ильичу. И вот этот посредник, судя по ленинскому ответу, ехать, предлагает ему через Англию, а не Германию! Неужели в немецкой разведке все дружно и разом сошли с ума?

Давайте поразмышляем. На момент неожиданно свершившейся Февральской революции договоренности Ленина и немцев если и были, то весьма туманные. Иначе сложностей с его доставкой в Россию не было. Берлин и большевики просто начали бы выполнять давно обговоренные действия. А раз сам Ильич своей проблемой лично занимается на уровне плохонького боевика с париком, да усами фальшивыми, значит, не готовы были германцы к такому повороту событий в России. Не ожидали они успешного февральского переворота, не ждали вообще никакой революции.

Потому, что сами свержения русского правительства не готовили! Это наилучшее доказательство того, что Февраль готовили именно «союзники». Это именно их агентура вывела рабочих, а затем и солдат на улицы Петрограда, а английский и французский послы курировали его проведение в Петрограде. Все произошло неожиданно для большевиков и для германцев. Никаких планов на такой случай не имелось. Отсюда и легкая растерянность. Время идет, а разрушать Россию ленинской энергией и беспринципностью никто не собирается!

Владимир Ильич мечется в поисках пути домой. Так и хочется спросить: а где же немцы? Что они тянут? Они думают, обсуждают. Работают, одним словом. 10(23) марта германский статс-секретарь Циммерман телеграфировал своему руководству, что, согласно донесению посла в Швейцарии, "ведущие русские революционеры" хотели бы возвратиться в Россию через немецкую территорию. Он пишет, что это соответствует интересам Германии и высказывается за выдачу разрешения. В Берлине его не слушают – через два дня после этого 12(25) марта, Ленин как раз пишет Инессе Арманд, что "через Германию не выходит". Значит, попытка контакта была, и был именно отрицательный ответ, иначе Ленин бы так не говорил. Немцы не просто думают, они Ильичу отказали!

А нам все пытаются рассказать о коварных германских разведчиках блестяще спланировавших и осуществивших разрушение России! Хороши разведчики: по всем имеющимся документам становится понятно, что инициатором проезда через территорию Германии была именно ленинская сторона. Немцы просто дали свое согласие. Причем, не сразу, а предварительно подумав. И даже сначала Ленину отказав!

Интересно, почему же они полностью поменяли свою позицию через несколько дней? Сначала считали ненужным и невыгодным для себя разрешить Ленину и его товарищам проехать через свою территорию, а потом вдруг дали согласие. Значит, произошло нечто такое, что повлияло на железную германскую логику. Однако историческая наука молчит, как рыба, и ничего нам не сообщает о причинах таких судьбоносных изменений.

Дав отказ между 10(23) и 12(25) марта, немцы продолжают анализировать поступающую информацию. 17(30) марта 1917 года начальник берлинской секции политического отдела Генерального штаба Германии в своем докладе в МИД написал: "Доверенное лицо по эту сторону границы, которое по здешнему поручению было несколько дней в Цюрихе и 29.3.17 вернулось назад, сообщает, что большая часть живущих в Цюрихе русских желает возвратиться в Россию…".

В тот же самый день, тон ленинской телеграммы к Ганецкому близок к панике. Он пишет, что "единственная надежда" – послать кого-нибудь в Петроград и фактически обменять Ленина и его сторонников на интернированных в России немцев. Значит, согласия германских властей на проезд у Ленина все еще нет, а отказ есть!

Прошло уже четырнадцать дней с момента получения Лениным информации о революции, а путь на Родину еще не найден. Две недели немцам не приходит в голову направить их «шпиона» Ленина в Россию! С 3(16)по 17(30) марта – это две недели сплошной импровизации Ильича. Позднее Крупская рассказывала, что от отчаяния у него даже родилась идея лететь в Россию на самолете…

Беспокоился Ильич напрасно. В детальном плане для каждого элемента находится нужное время и место его появления. Именно тогда он и сможет сыграть отводимую ему роль. Время Ленина наступало после свержения монархии, после разочарования Временным правительством, после хаоса и анархии которое оно должно посеять. Вот тогда он и нужен. Беспощадный, фанатичный и целеустремленный, который не остановится ни перед чем.

17(30) марта все меняется радикально. Сначала настроение Ленина, а потом и отношение к его планам со стороны германского руководства. Это несложно заметить, просто прочитав еще раз ленинские телеграммы:

– 12 (25) марта Инессе Арманд: "В Россию, должно быть, не попадем! Англия не пустит. Через Германию не выходит"

– 17(30) марта Ганецкому: "Англия никогда меня не пропустит, скорее интернирует… Единственная надежда – пошлите кого-нибудь в Петроград, добейтесь через Совет рабочих депутатов обмена на интернированных немцев".

– 18 (31) марта Гриму: "Наша партия решила безоговорочно принять предложение о проезде русских эмигрантов через Германию и тотчас же организовать эту поездку. Мы рассчитываем уже сейчас более, чем на десять участников поездки. Мы абсолютно не можем отвечать за дальнейшее промедление, решительно протестуем против него и едем одни. Убедительно просим немедленно договориться, и, если возможно, завтра же сообщить нам решение. С благодарностью Ленин".

Сначала отчаяние и упадок сил слышится в ленинских строках, но, начиная с 18(30) марта энергия вновь бьет из его текста!

– 19 марта (1 апреля) Ленин вновь пишет любимой Инессе Арманд. Но каков тон его письма! Ленина не узнать: "Вы скажете, может быть, что немцы не дадут вагона. Давайте пари держать, что дадут!".

В этот же день Ленин присутствует на совещании, на котором член Комитета по возвращению русских политических эмигрантов С.Ю. Багоцкий не просто делает доклад, а сообщает о ходе переговоров с посредником и обосновывает план проезда эмигрантов через Германию!

Что-то невероятное произошло либо 17(30) марта вечером, либо 18(31) марта утром и полностью перевернуло ситуацию. Р. Гримм, которому телеграфировал Ленин – это лидер Швейцарской социал-демократической партии. Он и есть тот посредник, тот влиятельный человек, которого русские революционеры просили еще по плану Мартова переговорить с немцами. Но на первые попытки добиться разрешения Германии на проезд, ответ, как мы помним, пришел отрицательный. Теперь – положительный. Нас не должно смущать слово «предложение» в телеграмме Ленина Гриму. Это не немецкое предложение, это германский ответ на ленинский зондаж. Можно проехать? Проезжайте! Инициаторы не немцы, вот, что очень важно отметить и запомнить.

Несговорчивых германских тугодумов словно подменили. Ленин не просто надеется, что все получится, он готов держать пари. Он точно знает, что немцы согласятся в любом случае. Потому, что им сделали предложение, от которого они не могут отказаться…

В марте в Швейцарии еще прохладно. Вроде и солнце светит и травка уже зеленеет, однако в городах прохладно и зябко. В горах, там и вовсе снег. Советник германского посла в Швейцарии граф фон Шульц эту страну вообще не любил. Пустая она какая-то, даром, что половина населения говорит на неплохом немецком языке. Конечно наречие весьма сильное, но такая особенность языка чувствуется и в самом рейхе. Наследие феодальной раздробленности, говорят лингвисты. А, говоря по-простому, не всякий немец сходу может понять соотечественника из другой части страны.

Фон Шульц приподнял тяжелую запотевшую кружку и отхлебнул пиво. Ждать оставалось совсем немного. Те, кого он ждал, должны были появиться через полторы минуты. Кто они такие фон Шульц мог только догадываться. Своих будущих собеседников он никогда не видел, не знал их имен, должностей. Словом ничего. Кроме того, что один из них называет себя корреспондентом маленькой американской газеты "Лос – Анжелес Трибюн". Да и вообще, что такая газета существует в реальности, граф фон Шульц сильно сомневался. Потому, что на самом деле его самого звали барон Вильгельм фон Браун, и он кадровый военный разведчик, использовал дипломатическое прикрытие и чужое имя для маскировки. Этого же следовало ожидать и от другой стороны…

А вот разговор обещал быть интересным. Неделю назад в Министерство иностранных дел Германии поступила секретная корреспонденция от американцев. Янки сообщали, что уполномочены британским правительством организовать встречу, на которой будут озвучены важные предложения. В качестве места предлагалась Швейцария, время было обозначено двухнедельным промежутком марта. Это обычный дипломатический этикет. Воюющие стороны не могут напрямую общаться друг с другом, поэтому всегда нужен посредник. Например, нейтральные американцы.

Фон Шульц снова сделал глоток. Нейтралитет американцев был только ширмой. Причем весьма дырявой и трухлявой. Вопрос их вступления в войну был вопросом ближайшего будущего. Так думал сам фон Шульц, не питали иллюзий и в Берлине. Тем удивительнее было это приглашение из американского Госдепа.

Ответ германцев был стандартным: они согласны встретиться в указанные сроки. В качестве контактного лица был указан он – советник посольства в Берне, граф фон Шульц. Ответное послание американцев сообщало, что с ним выйдет на связь господин, который представится, как корреспондент газеты "Лос – Анджелес Трибюн". Вчера он позвонил в посольство и назначил встречу в огромной, но, несмотря на это уютной, пивной.

– Добрый день, господин Шульц – пробасил высокий и тощий человек в дорогом твидовом костюме. И, не дожидаясь ответа, опустился на скамью рядом с немцем – Позвольте представиться: корреспондент газеты "Лос – Анджелес Трибюн".

Немец молча кивнул головой и явным удивлением взирал на второго пришедшего.

– Разрешите представить – улыбнулся американец – Это мой спутник, господин Смит. Он представляет одну заинтересованную державу.

Было чему удивиться: Смит оказался индусом! Невысокого роста, с легкой сединой и большими умными глазами. Намек понятный и однозначный – Индия принадлежит Великобритании, следовательно, второй пришедший представляет именно ее.

– Неплохо придумано – подумал фон Шульц – с индуса, какой спрос!? В случае разоблачения алиби у английского правительства стопроцентное: какой-то представитель вечно мятежной провинции встретился с германским дипломатом исключительно по своей инициативе. И наболтал всякой чуши.

– Здравствуйте – сухо поздоровался немец. Фон Шульц несколько раз участвовал в подобных встречах и знал, что особенных церемоний при них не соблюдается. Разговор идет предельно циничный и откровенный. Чего не бывает никогда – так это грубости. Ведь обе стороны одинаково заинтересованы в таких секретных неформальных контактах. Поэтому граф демонстративно продолжал потягивать пиво, не спуская с пришедших глаз. Инициатива разговора принадлежала им – вот пускай и начинают.

Первым заговорил американец.

– Вообще то я пиво не люблю – сказал он, широко улыбнувшись, – Но в этом местечке оно просто необыкновенное.

– У нас в Германии – это национальный напиток. Дарю тему для очередной статьи в "Лос – Анжелес Трибюн".

– Спасибо – усмехнулся американец – Знаете, фон Шульц, в последнее время столько дел, что статьи писать просто некогда. Вот сегодня собирался написать одну, но вместо этого я здесь, с Вами.

– Какая потеря для ваших читателей! – с притворным сочувствием покачал головой немец.

В начале беседы идет прощупывание друг друга. Лучше всего отделываться общими фразами и набраться терпения. Особенно, когда даже примерно не знаешь, о чем в разговоре пойдет речь.

Во время этого обмена колкостями, индус спокойно смотрел на немца и даже успел сделать заказ подошедшей официантке.

– Господин Шульц – наконец заговорил он – Я думаю, что мы можем начать разговор и сразу перейти к делу.

Немецкий дипломат лишь кивнул головой.

– Наши страны воюют уже почти три года – продолжил индус – Путь к миру затруднен реками крови и миллионами погибших…

– Неужели англичане предложат закончить войну? – мелькнуло в голове фон Шульца, но словно услышав его, британец резко перешел к сути.

По мере того, как британец говорил, удивление Шульца возрастало с каждым словом. Он много повидал на своем веку, но такого даже не мог себе представить! Это и вправду было предложение мира, перемирия. Но… но очень особенное!

– Мы хотим помочь вам сильно потрепать Россию, – сказал индус – Сейчас она находится в ослабленном состоянии, скоро ослабнет еще больше. Мы не будем препятствовать, если вы подвергнете русских разгрому. Более того, мы даже готовы помочь вам в этом. Я бы даже назвал это неким временным союзом с конкретной целью.

– Бойся данайцев дары приносящих – процедил сквозь зубы фон Шульц – Меня смущают предложения о союзе, преподнесенные страной с которой воюет моя Родина.

– Назовите это, как хотите. Как вам больше нравится. Сути дела это не меняет – жестко возразил индус.

– Если вы так хотите мира, не лучше ли вместо содействия разгрому ваших друзей начать переговоры о мире? Сколько человеческих жизней будет спасено.

– Господин Шульц – включился в разговор американец – Оставьте лозунги и красивые слова, нам, журналистам. Не оставляйте же нас в конце концов без куска хлеба!

– Я не уполномочен сделать предложение о начале мирных переговоров – твердо выговорил британец – Моя миссия несколько другая. Я предлагаю Вам разгромить Россию и вывести ее из игры. Для этого мы готовы оказать некоторую помощь. В ответ – потребуем нечто и от вас!

Фон Шульц снова отхлебнул пива. Пожалуй, пора было выяснять мельчайшие подробности. И он спросил, а британец ответил. Новое правительство России контролируется союзниками. Его шаги прогнозируемы и определяемы. Уже сейчас началось активное разложение русской армии под влиянием агитации. Скоро оно невероятно возрастет. Для этого необходимо направить в Россию группу революционеров, талантливых пропагандистов и обильно снабдить их деньгами. Денег должно было быть очень много, эти революционеры будут самой богатой группировкой и их деньги смогут сделать то, что будет неподвластно их агитации. Эти люди проверенные и толковые и к тому же хорошо известные немецким спецслужбам. Они уже пытались прощупать путь домой через Великобританию, но им сразу дали понять, что это невозможно.

– Потом они обратились к вам, уважаемый господин Шульц. И получили еще один отказ. Теперь они в состоянии близком к отчаянию. Но в наших с Вами силах снова придать им уверенность и динамизм. Для этого вы должны согласиться переправить их в Россию через свою территорию.

Сказав это, индус достал из кармана костюма большие золотые часы, раскрыл их и с шумом захлопнул.

– Три часа назад они снова вышли на контакт с посредником. И ждут Вашего решения.

– Прежде, чем его принять, хотелось бы выслушать Вас до конца – усмехнулся немец.

– Разумеется. Пропаганда и агитация наших с вами революционеров быстро сделают свое дело. Мешать им не будут – это мы можем гарантировать. Военный удар, нанесенный по ослабленной внутренними неурядицами русской армии, принесет вам победу – улыбнулся англичанин – Мы же в свою очередь дадим его спокойно наносить. Заключим, что-то вроде неофициального перемирия. Пока вы лупите русских, наши войска с места не сдвинутся. Но и вы на этот период воздержитесь от активных действий на Западном фронте. В крупном масштабе. Мелкие стычки, конечно, не в счет.

– А поставки вооружений? – спросил фон Шульц

– Вы же понимаете, что полностью прекратить их мы не сможем. Но уверяю вас, – улыбнулся британский разведчик – У нас в Англии тоже хватает бардака и неразберихи. Особенно в наших поставках русским. В ближайшее время путаницы станет значительно больше. Мы сделаем все, что в наших силах.

– А мы сделаем все, что в наших! – снова вступил американец – Вы получите кредиты и сможете смело рисковать ими, щедро снабдив ими революционеров. Хотя и риска никакого нет. Мы же знаем, насколько вы стеснены в деньгах, и предлагаем вполне надежное дело.

При этих словах во взгляде немца на секунду блеснула ненависть, но он быстро подавил вспышку. Похоже, ребята отлично подготовились к встрече. На большинство его вопросов они отвечали раньше, чем он успевал их задать. Конечно, к предложению противника всегда надо относиться с большой осторожностью. Но тут все выглядело гладко и красиво. Немцам предлагалось забросить в Россию группу пораженцев – агитаторов. Необходимые деньги давали американцы, англичане обеспечивали невмешательство русского правительства и собственный «нейтралитет».

Оставался один, самый главный вопрос.

– Почему я должен вам верить – спросил фон Шульц и внимательно посмотрел на своих собеседников – Может быть, вы просто провоцируете германское правительство. Потом, – он кивнул в сторону «корреспондента» – В вашей газете выйдет огромная статья, о том на какие гнусности могут пойти кровожадные гунны после того, как у них не получается в честной борьбе разгромить страны Антанты.

– Можете не верить. Но наше предложение – это хотя бы минимальный шанс на успешный выход из войны – серьезно сказал индус – Без разгрома России у вас нет даже призрачной возможности избежать полного краха…

– Вы посмотрите на наше предложение следующим образом – выпустил клубы дыма американец – Раз уж вы так спешите закончить войну, то это ближайший путь к ее окончанию. Выход России из игры, а именно это является конечной целью всей операции, коренным образом меняет соотношение сил. Ваши австрийцы и болгары воспрянут духом, а мое правительство может предпочесть и далее оставаться нейтральным. В такой ситуации и Антанта может услышать германские призывы к миру.

– Звучит заманчиво – снова глотнул пива фон Шульц – Но мне нужны реальные доказательства серьезности ваших намерений. Мы должны быть уверены, что вы не ударите нам в спину, если основная масса германских войск навалится на Россию.

– Наши намерения самые серьезные. И вот доказательство этого.

Индус полез в карман и выложил на стол бесцветный, ничем не примечательный конверт.

– Это план нашего весеннего наступления – сказал он и внимательно посмотрел в глаза немца…

17(30) – 18(31) марта 1917 года ключевой день в русской истории. Именно в этот день германские власти вслух выразили свое согласие отправить Ленина в Россию. Решили принять его предложение. Сделано это было после возвращения из Швейцарии "доверенного лица". Германского разведчика…

Встреча германского агента и «союзных» спецслужбистов произошла в середине марта семнадцатого по старому стилю. Это единственный факт в книге, который нельзя документально подтвердить. Но эта встреча должна была быть обязательно. Тогда все остальные факты плавно встают на свои места. Получают объяснения все прошлые и дальнейшие странности и чудеса…

Генерал Людендорф в своих мемуарах писал: "Отправлением в Россию Ленина наше правительство возложило на себя особую ответственность. С военной точки зрения его проезд через Германию имел свое оправдание: Россия должна была рухнуть в пропасть".

Лев Давыдович Троцкий в автобиографии пытается объяснить мотивацию действий немцев и большевиков. Хотя она понятна нам и без его слов: "Со стороны Людендорфа это была авантюра, вытекавшая из тяжкого военного положения Германии. Ленин воспользовался расчетами Людендорфа, имея при этом свой расчет. Людендорф говорил себе: Ленин опрокинет патриотов, а потом я задушу Ленина и его друзей. Ленин говорил себе: я проеду в вагоне Людендорфа, а за услугу расплачусь с ним по-своему".

Одного не объясняет Троцкий: что, собственно говоря, немецкий генерал так переживает. Идет война и заброска на территорию противника своих агентов-пораженцев, и всех тех, кто поможет приблизить долгожданную победу, оправдана и понятна. Однако в каждом слове Людендорфа чувствуется сложность в принятии германцами рокового для России решения. Если вдуматься, нет повода у германцев для угрызений совести. Готовится спецоперация в результате которой, возможен вывод из войны одного из противников Германии. Успех этой акции непредсказуем, чего убиваться то понапрасну? Для того спецслужбы и существуют, чтобы устраивать «сладкую» жизнь врагам, готовить им разные неприятные сюрпризы

Все-таки чувствуется в словах Людендорфа извинение: "с военной точки зрения… проезд через Германию имел свое оправдание". Словно, перед нами, россиянами, германский генерал оправдывается. Но нет, он объясняет поступки берлинского руководства не нам, русским, а будущим поколениям немцев. В августе 1914-го Германия неожиданно даже для своих собственных генералов, объявила России войну. В марте 1917-го, германцы пропустили через свою территорию в «пломбированном» вагоне группу революционеров. Оба этих немецких решения, слившись в одну катастрофическую ошибку, закончились ее поражением в войне, уничтожением института монархии и неисчислимыми бедами немецкого народа. Кто же убедил немцев второй раз принять роковое решение? Те же, кто сделал это и в первый – англичане.

Вот здесь мы подошли к очень важному моменту. Понимание того, кто в действительности забросил Ленина в Россию, дает ключ к пониманию всех дальнейших событий. Ленина в Россию (германскими руками) забросили «союзники»! Все исторические нестыковки, несуразицы и странности перестают быть загадкой, если знать, что это именно так.

Предложение, выдвинутое англичанами, выглядело несколько странно. Немцы отправляют в Россию товарища Ленина, и снабжают деньгами. Тут немцам было впору удивиться. Позвольте, но ведь если его на Родину отправим мы, то есть враги, то его с сотоварищами там сразу арестуют! И действительно, Временное правительство опубликовало в парижской газете "Pettit Parisien" сообщение, что будет обвинять русских подданных, проехавших через территорию Германии, в государственной измене. Вроде и правильная публикация, предостерегает она – не пытайтесь возвращаться через территорию врага, это строго карается. На самом деле марионетки из Временного правительства сделали это совсем по другой причине.

Написана статья для Ленина и для германцев. Немцы газету читали, а потому не решались ни на какие шаги. Написали же черным по белому русские власти: поедите через Германию – будем судить. Государственная измена в условиях войны – это верный расстрел. И неважно, что две недели назад Временное правительство отменило смертную казнь. Пожизненная каторга ничуть не лучше, а потом кто может гарантировать, что отмененную сегодня казнь, не введут завтра "по просьбе трудящихся"! Можно разом потерять все и всех. В их правильную немецкую голову никак не может попасть одна простая мысль, что за явную измену могут и не осудить. Могут даже и не обвинить, если так будет нужно.

Для того статью в "Petit Parisien" и печатали, чтобы «союзная» помощь в заброске Ленина стала остро необходимой. Именно «союзники» полностью контролировавшие деятельность Временного правительства могли гарантировать, что угроза останется пустым сотрясением воздуха. Никто никого не арестует. А ведь как было бы удобно! Приехали бы русские контрразведчики на вокзал, поезд оцепили и всех смутьянов под белы рученьки отправили бы в кутузку. Но не для того Февраль делался, чтобы государственных изменников в тюрьму сажать. Цели и задачи тут совсем другие.

Немцы решились – забросили в Россию горящий факел, искры от которого, через какой-то год подожгут и саму Германию. Вот потому и опускает Людендорф глаза в пол в своих мемуарах. Знает он, что успех развала России гарантировали «союзные» разведчики. Нелегко для честного немецкого военного окунуться во всю эту грязь и мерзость договоренностей с врагом, и предательства одного противника другим. Воспитание прусских военных таких действий не позволяло. Но другого выбора у немцев уже не было…

После получения первых предварительных результатов встречи с германским представителем, 17(30) марта вечером или 18(31) марта в течение всего дня на контакт с Лениным вышли посредники. От имени «союзных» спецслужб они предложили ему сделку. Суть очень простая: британцы обеспечивают согласие Германии на проезд группы Ильича в Россию; обеспечивают ему обильное снабжение деньгами со стороны немцев; гарантируют полное содействие всех своих агентов в России. За это требуют от Ленина только одного: приехав в Россию, он должен устроить там революцию и взять власть в свои руки. Владимир Ильич немедленно соглашается! Долгих размышлений Ленину не требуется: ему дают деньги, поддержку, ресурсы только для того, чтобы он осуществил собственную мечту!

Потом переходят к обсуждению деталей. С немцами Ленин должен вести себя жестко, выставлять любые разумные требования, они на все согласятся. Но, работая в контакте с германскими спецслужбами, он не должен забывать, кто в действительности его забросил в Россию. Одним словом, заключая договор с германцами, Ленин должен все свои будущие шаги согласовывать с «союзными» разведками и работать в постоянной связи со своими кураторами.

После этой встречи все меняется в одночасье. Как и обещали Ленину, приходит долгожданное согласие немецкой стороны, и Ленин отсылает телеграмму Р. Гримму. Потом он насколько позволяет конспирация, хвастается по телеграфу своей возлюбленной Арманд, что немцы «дадут» вагоны. И в тот же день, 19 марта (1 апреля) Владимир Ильич, не имеющий уже более никаких сомнений, телеграфирует своему казначею Ганецкому: "Выделите две тысячи, лучше три тысячи, крон для нашей поездки". Он страшно спешит, спешит наверстать бездарно потерянные две недели. Но выступающий посредником Гримм не может утрясти все вопросы с немецкими дипломатами. Тогда Ленин меняет посредника. Палочкой – выручалочкой для Ильича становится швейцарский социал-демократ Фриц Платтен. Он и будет вести переговоры с германским посланником в Берне, Рембергом. Новый посредник явно вхож в более высокие сферы, чем предыдущий. Да и желание у немцев, как и обещали Ленину, теперь огромное: 20 марта (2 апреля) помощник статс-секретаря Буше телеграфировал Рембергу: "Желательно, чтобы перевоз русских революционеров через Германию состоялся как можно скорее".

Обратим внимание и еще на один показательный момент: Ленин не просто ходатайствует о разрешении на проезд в Россию, он выдвигает германцам свои требования и условия! Их немало:

– едут все эмигранты без различия взглядов на войну;

– вагон пользуется правом экстерриториальности;

– никто не имеет права входить – выходить в вагон без разрешения Фридриха Платтена;

– никакого контроля паспортов и багажа.

22 марта (4 апреля) Платтен передает ленинские требования в германское посольство. Читая их, невольно ловишь себя на мысли, что немцам Ленин нужен больше, чем они ему. Такое же ощущение испытал и германский посланник Ремберг.

– Странно, – сказал он, усмехаясь – Насколько я понимаю, не я и мое правительство просим разрешения на проезд через Россию, а господин Ульянов и другие просят позволения проехать по Германии. Так кто же из нас имеет право ставить условия?

Удивленный, и отчасти возмущенный, Ремберг, 23 марта (5 апреля) направляет на имя госсекретаря через канцелярию Министерства иностранных дел зашифрованную телеграмму, в которой спрашивает: "Прошу дать указание на случай, чтобы я приступил к выполнению подобных предложений". Германский посланник ждет отказа, но, как и обещали Ленину, немцы на все соглашаются. Уже через день, 25 марта (7 апреля), приходит ответ, что немецкое командование не имеет возражений против проезда русских революционеров, если они проследуют в отдельном транспорте. Вот тогда Ленин и его спутники напишут расписки:

"Я, нижеподписавшийся, Ульянов (Ленин) В.И., удостоверяю своей подписью:

1) что условия, установленные Платтеном с германским посольством, мне объявлены;

2) что я подчиняюсь распоряжениям руководителя поездки, Платтена.

Ленин на минуту остановился – он сомневался в успехе дела до самого конца, но вот, кажется, все действительно получается. Это просто невероятно, как быстро развиваются события. Даже он всегда готовый измениться, поменять точку зрения, объяснить что бывают "компромиссы и компромиссы", едва успевает за стремительным потоком времени. Перо снова скользнуло по бумаге, водимое уверенной рукой Ильича:

– 3) что мне сообщено известие "Pettit Parisien", согласно которому русское Временное правительство угрожает привлечь по обвинению в государственной измене тех русских подданных, кои проедут через Германию;

4) что всю политическую ответственность мою за поездку я принимаю на себя;

5) что Платтеном мне гарантирована поездка только до Стокгольма".

А 27 марта (9 апреля) он уже ехал в Россию…

Веря, что все получится, Владимир Ильич, безусловно, волновался. Он прекрасно осознавал, что его деяние называется государственной изменой, однако ради революции Ленин был готов на все. Путь "пломбированного вагона был долог: сначала из Цюриха через Берн – Штутгарт – Франкфурт-на-Майне – Берлин до германского порта Засниц. Далее на шведском пароме "Drottning Viktoria" – в шведский порт Треллеборг. Далее через Мальме на поезде до Стокгольма, в который прибыли 31 марта (13 апреля). И там Ленин получил второе подтверждение того, что все получается так, как обещали «союзные» разведчики. Первым – было поведение немцев, в одночасье, изменившееся от отказа к согласию. Второе – касалось русских:

В Стокгольме Ленин и все его спутники получили в русском генеральном консульстве документы для проезда в Россию. Об этом факте редко упоминают, а между тем в консульстве прекрасно знали, каким путем приехала эта группа, но документы выдали. Как и обещали Ленину его новые друзья. Хотя, какие же они новые. Сотрудничество с западными спецслужбами большевики начали, подобно всем другим революционным партиям, еще в 1904–1905 годах. А если внимательно приглядеться к биографии их вождя – то может и в 1895-м…

После краткой остановки в Стокгольме, Ленин двинулся дальше – поездом до местечка Хапаранда, что на шведско-финской границе. С русской стороны эмигрантов встречал не национальный триколор, а красный флаг, поднятый на таможне. Далее на финских санях в финский город Торнео, а оттуда через станцию Белоостров прямо в Петроград. Поволновались пассажиры пломбированного поезда изрядно, даже, несмотря на все первоначальные удачные «совпадения» Нервных клеток потеряли без счета. Владимир Ильич хоть и был человеком решительным, но его самого и его спутников волновало, не будут ли они арестованы. Мало ли что не срастется в сложнейшей игре, что сопровождала его приезд в Россию. Напрасно, господа социал-демократы волновались – все будет, как и обещали Ленину. На Финляндском вокзале 3(16) апреля 1917 года революционеров встретил почетный караул. Сразу по прибытии вождь мирового пролетариата произнес речь, заканчивая которую, провозгласил: "Да здравствует социалистическая революция!". То есть призвал к насильственному свержению существующего строя – это и в мирное время карается жестоко, а в военное – «вышка» стопроцентная. А что государственные органы? Что же Временное правительство? Как и обещали Ленину «союзники» – никто ничего не сделал. Власти словно не заметили приезда человека, который всего через семь месяцев их свергнет…

А теперь мы немного отвлечемся и пройдемся с Вами по чистым и уютным улочкам Женевы, Берна и Цюриха. По ленинским местам, так сказать. Хорошо там было в 1917 году, еще лучше стало сейчас. Стоят на страже этого благополучия швейцарские власти. Стоят крепко – ни в общий рынок не вошли, ни евро у себя не ввели. Таможенные правила у них свои, строже, чем в соседних Франции и Германии. И визу получить швейцарскую куда сложнее, придираются страшно – никого пускать к себе не хотят. Одним словом все очень строго.

Представьте, что вам очень надо в Швейцарию попасть, дела там, бизнес разный, а визу вам упрямые власти не дают. Что делать? От поездки отказаться? Дам вам бесплатный совет. Получайте визу шенгенскую, и смело садитесь в самолет, летящий в Женеву. А там будет очень весело. В аэропорту увидите вы два выхода: один путь ведет к бдительным швейцарским пограничникам, а второй к их любезным французским коллегам. Выбирайте второй – там ваша шенгенская виза всех вполне устроит. Дальше – еще проще. Выходите, садитесь в такси, и преспокойно едте туда, куда швейцарцы вас пускать не хотели – в Швейцарию! Можете их бдительным пограничникам даже ручкой на прощание помахать. Не верите – проверьте. Штука вся в том, что находится швейцарский город Женева прямо на границе с Францией, поэтому и имеет в аэропорту два выхода и две таможни. И между двумя выходами никакой границы нет – поезжайте спокойно. В самой Швейцарии паспорта на улицах никто не проверяет – это свободная страна.

Для чего я всю эту забавную историю рассказал? Для того чтобы показать условность границ. Живет Владимир Ильич в Швейцарии и нам уже кажется, что он находится в нейтральной стране, которую все военные злоключения обходят стороной. Так то оно так. Только вспомните "Семнадцать мгновений весны", профессора Плейшнера. Дело, как раз в нейтральной Швейцарии было, правда во Вторую мировую войну. Как погиб профессор помните – из окна выбросился. Потому, что угодил в лапы гестапо, немецкой тайной полиции. В Швейцарии!

В военное время территория нейтральной Швейцарии как магнитом притягивает спецслужбы всех соперничающих стран. Так было и в 1917-м. И кроме немецкой, там работали и французская, и английская разведки, и разведка пока еще нейтральной Америки. Они не могли не знать о контактах Ленина со своими германскими коллегами. У спецслужб никогда не бывает иллюзий относительно морального облика борцов за народное счастье. Английские и французские службисты прекрасно знали того, кто получал в 1905-м году субсидии от их японских коллег. Кто получал поздравительные телеграммы от американских «друзей» русской революции. В конце концов, сами британцы финансировали деятельность русских радикалов. Было несложно понять, что во время Первой мировой войны Ленин, пропагандирующий поражение своей Родины, будет сотрудничать с немцами. Сам Владимир Ильич также не питал иллюзий относительно осведомленности «союзников». Доказательством тому – сами слова ленинских телеграмм: "в Англии узнать тихонечко и верно, мог ли бы я проехать", "Англия никогда меня не пропустит, скорее интернирует".

Что ему опасаться? Едет русский подданный Ульянов Владимир Ильич на Родину – что тут такого?! Да, революционер, да взгляды у него радикальные. Но ведь в России объявлена амнистия, она касается всех эмигрантов! Если сама новая русская власть ничего против приезда марксиста Ульянова не имеет, как англичане могут его на Родину не пропустить?

Тут мы еще раз прервемся. Ленин был, безусловно, гениальным человеком, но даже он иногда не схватывал с первого раза людоедскую логику «союзников» России. Если Англия и Франция пропустят Владимира Ильича на Родину, у них потом будет много проблем:

– придется объяснять, как они могли пропустить того, кто разрушил Россию;

– само разрушение русского государства может выглядеть, как задумка англичан и французов;

– под угрозой окажется и сама революция: выделишь на нее деньги – останутся следы. Не выделишь – не поручится переворота.

Если Ленина «забросят» немцы, сразу решаются все проблемы:

– вина за уничтожение страны полностью ложится на Германию. С учетом того, что именно она начала Первую мировую войну, «союзники» выходят из развязанной ими мировой бойни в белых одеждах.

– для будущей революции нужны деньги. Надо сделать ее чужими руками; сделать так, чтобы выдачу средств провела не «союзная» сторона. Потом документы финансирования немцами большевиков будут постоянно «всплывать» на поверхность, затеняя истинных организаторов наших бед.

– новое ленинское правительство не удержится у власти, если немцы будут к нему враждебны. Тогда нарушится весь план, ведь для будущего уничтожения Германии, Россия должна заразить ее большевизмом. Но перед этим сами русские должны крепко стать переносчиками этой «бациллы». Монархисты немцы церемониться с революционерами не будут, «своих» большевиков они не тронут.

Это – железная логика. Даже Ленин не сразу понял, почему Британия никак не хочет пропускать его на Родину. Владимир Ильич мечется в поисках решения проблемы. Тем временем «союзные» спецслужбы вступают в контакт с немцами. Именно так англичане, американцы и французы подготовят Ленину пломбированный вагон, себе – алиби. И уничтожение – России и Германии…

Отсюда и берет начала легенда о коварной Германии, которая разрушила Россию. Вы представьте себе – готовится спецоперация, равной которой до сих пор не было. С помощью кучки авантюристов одна страна готовится взорвать другую. Между прочим, союзника Англии и Франции. На русском фронте сосредоточено огромное количество немецких, австро-венгерских и турецких войск. В случае успешного окончания операции по революционному выводу России из войны вся эта силища высвободившись, навалится на французских, да английских солдат. Последствия могут быть катастрофическими – вплоть до проигрыша всей войны. Только вот что-то французы, да англичане спокойно сидят в марте 1917-го и не делают ничего. Может, и вправду не знали о замыслах германцев? Нет, просто их спокойствие – одна видимость. Ведь главная задача «союзных» спецслужб не предотвращение, а организация проезда группы Ленина в Россию!

Давайте посмотрим один любопытный документ:

* 1. УЛЬЯНОВ, Владимир Ильич (Ленин);

* 2.СУЛИШВИЛИ, Давид Сократович;

* 3.УЛЬЯНОВА, Надежда Константиновна (Крупская);

* 4.АРМАНД, Инесса Федоровна;

* 5.САФАРОВ, Георгий Иванович;

* 6. Сафарова – Мартошкина Валентина Сергеевна;

* 7.ХАРИТОНОВ, Моисей Мотькович;

* 8.КОНСТАНТИНОВИЧ, Анна Евгениевна;

* 9.УСИЕВИЧ, Григорий Александрович;

* 10. Усиевич (КОН), Елена Феликсовна;

* 11.РАВВИЧ, лат Наумовна;

* 12.ЦХАКАЯ, Михаил Григорьевич;

* 13.СКОВНО, Абрам Анчилович;

* 14.РАДОМЫСЛЬСКИЙ, Овсей Гершен Аронович; (Зиновьев);

* 15.РАДОМЫСЛЬСКАЯ, Злата Эвновна; (с сыном 5-ти лет)

* 16 Бойцов Н. (Радек К.Б.) (Собельсон)

* 17.РИВКИН, Залман Бэрк Осерович;

* 18.СЛЮСАРЕВА, Надежда Михайловна;

* 19.ГОБЕРМАН, Михаил Вульфович;

* 20.АБРАМОВИЧ, Мая Зеликов;

* 21.ЛИНДЕ, латен Арнольд Иоганович;

* 22. БРИЛЛИАНТ, Григорий Яковлевич; (Сокольников);

* 23. МИРИНГОФ, Илья Давидович;

* 24. МИРИНГОФ, Мария Ефимовна;

* 25. РОЗЕНБЛЮМ, Давид Мордухович;

* 26. ПЕЙНЕСОН, Семен Гершович;

* 27. ГРЕБЕЛЬСКАЯ, Фаня;

* 28.ПОГОВСКАЯ, Буня Хемовна; (с сыном 4-х лет)

* 29. АИЗЕНБУНД, Меер Кивов.

* 30. Рубаков (Андерс).

* 31. Егоров (Эрих).

Что это такое? Платежная ведомость? Запись очередников на посещение синагоги? Нет – это список пассажиров того самого ленинского «пломбированного» поезда. Его летом 1917-го напечатают русские газеты. Всего 32 взрослых человека. В списке 31 фамилия, еще в том же поезде ехал также и Фриц Платтен, чьим распоряжениям, как руководителя поездки, должен был подчиняться каждый писавший германцам расписку. Правда, у него и Карла Радека оказались проблемы с документами, и их задержали на границе с Финляндией. Они прибудут в Россию попозже. Зато благополучно прибыли в бурлящий Петроград товарищи Рубаков и Егоров – майоры германского Генерального штаба Андерс и Эрих…

Все будущие катаклизмы, все будущие проблемы России, фактически упираются в одного человека – Ленина. Следовательно, весь будущий ужас можно было предотвратить ликвидацией одного лица! По крайней мере, попытаться! Спецслужбы ведь для того и созданы, чтобы такие задачи решать. Здесь же и делать почти ничего не надо – границы фактически нет. Ходит Ильич один, без охраны. Мало ли, что случилось – хулиганы пристали, ограбление стряслось. Две минуты шума и останется лежать на мостовой бездыханное тело! Можно еще интеллигентней. Попьет человек кофейку швейцарского, да и захворает внезапно. Много методов у разведок существует – не мне их учить. Но в марте 1917-го «союзники» бездействуют. А ведь даже сейчас, после появления ЦРУ и КГБ, британская разведка была самая сильная в мире. Что же говорить о начале ХХ века: сравниться с ней не мог никто. Когда надо, спецслужбы «союзников» расторопность свою проявляли, а когда надо было ничего не замечать, они не видели даже самых очевидных фактов. Например, готовящейся поездке в «пломбированном» вагоне.

У каждого из отъезжавших революционеров друзья, родственники, близкие. Информацию в узком круге не удержишь. Задействовано много посредников: утечки не может не быть. Да тайны из поездки вообще никто не делал! Об этом открыто писали в газетах и на вокзале махали платочками. Русскую то разведку мы в расчет не берем – она свои отчеты на столы Временного правительства клала, не понимая того, что разрушители страны спасать ее вовсе не собираются. А «союзные» разведки тоже ничего об этом не знали? Сдается мне, что «слепота» их была отнюдь не случайной. Уж больно много совпадений! А когда разные на первый взгляд факты удивительным образом укладываются в определенную последовательность, то можно говорить об их определенной взаимосвязи. Сначала «союзники» организовывают и финансируют Февраль, затем поддерживают Временное правительство, творящее одну глупость за другой. Потом удивительным образом не замечают Ленина отправляющегося на Родину. Результат – национальная катастрофа в России…

И еще один весьма любопытный момент. Историки не любят об этом говорить, но через месяц после Ленина, ТАКИМ ЖЕ СПОСОБОМ проследовали в Россию меньшевики, эсеры, бундовцы и других революционеры. В таком же «пломбированном» вагоне проехали в Петроград, к примеру, лидеры меньшевиков Мартов и Аксельрод. Словом дело было поставлено на широкую ногу – три поезда, в общей сложности – это несколько сот человек. Все ехали через Германию, у всех в тамбуре стояли германские часовые.

Почему же германскими шпионами принято считать только Ленина и его партию большевиков?

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


Verilənlər bazası müəlliflik hüququ ilə müdafiə olunur ©azrefs.org 2016
rəhbərliyinə müraciət

    Ana səhifə