Краткая историческая справка о боях на Миус-фронте 1941-1942, 1943 гг




Yüklə 212.5 Kb.
tarix17.04.2016
ölçüsü212.5 Kb.


Краткая историческая справка

о боях на Миус-фронте 1941-1942, 1943 гг.
Одним из самых болезненных мест исторической памяти на Юге России о Великой Отечественной войне является долина реки Миус, ставшая в 1941-1942 и в 1943 годах зоной кровопролитных боёв между советскими и немецкими войсками. Возведённый на правом берегу Миуса оборонительный рубеж противника надолго задержал продвижение Красной армии и дважды помогал фашистам уберечь свою группировку войск от разгрома. Вследствие военных неудач и крайне больших потерь история Миус-фронта долгое время фактически замалчивалась, а его победный прорыв летом 1943 года оказался в исторической «тени» знаковой Курской битвы.

В отечественной и мировой военно-исторической литературе обязательно присутствуют упоминания о боях на Миус-фронте. Появившиеся ещё в годы Великой Отечественной войны издания имели в основном прикладной характер – их задачей, в первую очередь, было обобщение опыта ведения боевых действий. Впоследствии сведения об этих сражениях коротко приводились в специальных и обобщающих трудах по истории Второй мировой войны,1 справочных изданиях.2 Отдельные сведения можно найти в работах, касающихся истории населённых пунктов, судьбы которых были тесно связаны с событиями на Миус-фронте. В целом же, история Миус-фронта до сих пор остаётся ещё недостаточно изученной.

Появление новых достоверных свидетельств о Миус-фронте получает непременно широкий резонанс среди общественных организаций, ветеранов Великой Отечественной, жителей Ростова-на-Дону, Таганрога, Матвеева Кургана. Очень важно передать подлинное знание о кровопролитных боях на Миус-фронте от ветеранов школьникам, изучающим историю родного края, а также раскрыть историческую правду местным жителям, живущим в местах былых сражений, равно как и гражданам всей современной России.

Миус-фронт представляет собой участок противостояния советских и германских войск протяжённостью в 104 км. С Миус-фронтом связаны несколько стратегических и фронтовых операций Красной армии в годы Великой Отечественной войны. Это Донбасско-Ростовская оборонительная (29 сентября 1941 года – 16 ноября 1941 года), Ростовская наступательная (17 ноября 1941 года – 2 декабря 1941 года),3 Воронежско-Ворошилов­градская оборонительная (28 июня 1941 года – 24 июля 1942 года), Ростовская наступательная (1 января 1943 года – 17 февраля 1943 года), Миусская наступательная (17 июля 1943 года –2 августа 1943 года) и Донбасская наступательная (13 августа 1943 года – 22 сентября 1943 года) стратегические операции; Большекрепинская (17-23 ноября 1941 года), Чистяковская (25-30 декабря 1941 года), Таганрогско-Покровская (8 марта – 2 апреля 1941 года) и Миусская (17 февраля – 10 марта 1943 года) операции Южного фронта. Кроме того, Миус-фронт не раз отвлекал силы противника с других участков советско-германского фронта в самые напряжённые моменты боевых действий. Эти исторические факты необходимо учитывать, чтобы осмыслить подлинное значение боёв на Миус-фронте в истории Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

Миус-фронт как укреплённый оборонительный рубеж вермахта во время Великой Отечественной войны на западном берегу реки Миус, создавался по приказу командующего немецко-фашистской группы «Юг» фельдмаршала Герда фон Рундштедта, вопреки мнению самого Гитлера. Как показало время и грядущие результаты советско-германского противостояния, фельдмаршал категорически оказался прав, хотя в ноябре 1941 года он за это поплатился своей должностью, решив самостоятельно перейти к обороне, с учётом реально сложившихся обстоятельств, а не приказов, поступавших сверху.

Итак, название оборонительному рубежу дала река Миу́с, протекающая по территории Украины (Луганская и Донецкая области) и России (Куйбышевский, Матвеево-Курганский и Неклиновский районы Ростовской области) и впадающая в Миусский лиман Таганрогского залива (Азовское море). Длина реки Миус составляет 258 км. Основные притоки Миуса: Глухая, Крынка (правые), Крепенькая, Нагольная (левые).

Основная линия обороны Миус-фронта начиналась у побережья Азовского моря к востоку от Таганрога, затем проходила по реке Миус. Тактическая глубина укреплений оборонительной линии местами доходила до 11 километров. Вдоль реки Миус линия проходила по правому, то есть высокому берегу реки. Также были использованы частые обрывы, высоты, овраги и скалы, характерные для данного участка Донецкого кряжа (то есть линейно вытянутой возвышенности, характеризующаяся относительно ровными очертаниями вершин и склонов). В систему германской обороны входил и курган Саур-Могила – это господствующая высота вблизи села Сауровка в Шахтёрском районе Донецкой области Украины.

Всего для надёжной немецко-фашистской обороны удалось задействовать порядка 800 населённых пунктов в полосе шириной 45-50 километров. Если первая линия обороны создавалась по реке Миус, то вторая линия обороны проходила по правым берегам рек Крынка и Мокрый Еланчик и через населённые пункты Красный Кут, Мануйловка, Андреевка. Третья линия обороны проходила по правому берегу реки Кальмиус, к востоку от Сталино [Донецк], Макеевки и Горловки. Однако эти укрепления в боях задействованы не были.

Для сооружения оборонительных укреплений фашистами использовались так называемые подручные материалы: рельсы, лес со складов на шахтах, разбирались даже дома местных жителей. Принудительно использовался труд женщин, детей и стариков, попавших в немецкую зону оккупации. Были сооружены цепи дотов и дзотов, пулемётные гнезда и артиллерийские позиции. Кроме того, заминировали поля, прорыли траншеи, выкопали противотанковые рвы и выставили проволочные заграждения. Ширина минных полей составляла не менее 200 метров. Плотность дотов и дзотов доходила до 20-30 укреплений на квадратный километр.

Несмотря на прошедшие десятилетия, земля Примиусья хранит память о жестоких боях 1941-1943 гг. До сих пор хорошо видны очертания бывших немецких артиллерийских, пулемётных и стрелковых позиций. Всё буквально испещрено воронками от взрывов авиабомб, следами от блиндажей, траншей, ходов сообщений.

С высоты птичьего полёта открывается красивая панорама реки Миус. Петляя между заросшими берегами, голубая лента реки кажется мало примечательной, особенно в весенне-летний период, когда она прячется за буйной зеленью. Трудно поверить, что более семидесяти лет назад берега реки были дотла выжжены и изуродованы артиллерийским и миномётным огнём, бомбовыми ударами советской и немецкой авиации.

Противник сумел в полной мере использовать особенности ландшафта уже в 1941 году. Его оборонительный рубеж, получивший название Миус-фронта, прикрывали северные отроги Донецкого кряжа, возвышающиеся над окрестными сёлами и хуторами Примиусья. Местные жители издавна добывали здесь уголь, использовавшийся для отопления и производства. Вплоть до лета 1943 года немцы продолжали укреплять и усиливать свои позиции на Миусе. В мощную линию обороны были превращены и сарматские курганы в окрестностях села Петрополье.

Долгое время все попытки советских войск сломить сопротивление врага и освободить индустриальный район Донбасса оборачивались неудачей и приводили к большим жертвам. Решающий прорыв Миус-фронта был осуществлён в августе 1943 года в районе села Куйбышево Ростовской области РСФСР, а основные боевые действия, направленные на развитие первоначального успеха, развернулись на территории Сталинской [Донецкой] области УССР. Бои за Матвеев Курган, Степановку, высоту Саур-Могила остались в нашей памяти символом героизма советских бойцов.

В этих боях ярко проявился талант многих советских полководцев. Не всем из них и не всегда удавалось достичь успеха – порой обстоятельства оказывались сильнее боевого напора. В начальный период войны, ставший настоящей школой мужества для многих бойцов и командиров РККА, сказывалось преимущество противника в тактике и стратегии. Неприступные укрепления брали лобовыми атаками, не считаясь с потерями. Овладевать «наукой побеждать» приходилось на практике. И сделал это после фактического разгрома кадровой советской армии в первых сражениях войны вооружённый народ – надевшие солдатские шинели наши отцы и деды.

Бои на Миусе дали многочисленные примеры героизма десятков и сотен тысяч советских воинов – представителей разных народов СССР. Русские, украинцы, азербайджанцы, калмыки сражались в составе как общевойсковых, так и национальных соединений. Среди них были прославленные гвардейские казачьи дивизии 4-го Кубанского и 5-го Донского кавалерийских корпусов, 416-я Азербайджанская стрелковая дивизия, удостоенная почётного наименования «Таганрогская», 112-я Башкирская кавалерийская дивизия, 16-я Грозненская отдельная курсантская бригада. На Миусе и Самбеке сражались сотни тысяч уроженцев Ростовской области, Приазовья, Донбасса, Ставрополья, Северного Кавказа. Почти 80 тысяч человек были призваны на фронт после освобождения большей части территории Ростовской области в феврале 1943 года.

Сегодня на местах миусских боёв работают поисковые группы, отряды Ростовского областного клуба «Память-Поиск» и поискового объединения «Миус-Фронт». В результате полевых экспедиций найдены и перезахоронены более 6 тыс. воинов РККА, установлены имена нескольких сотен павших защитников Отечества, считавшихся в течение десятилетий пропавшими без вести. Только в 2009 г. на высоте 135,9 («Чёрный ворон») были подняты и торжественно перезахоронены останки 210 бойцов и командиров 248-й стрелковой дивизии, установлены имена 51 из них, павших при штурме этого мощного узла немецкой обороны 19 августа 1943 г.

В настоящее время на территории России и Украины существует немало памятников, мемориалов и воинских захоронений, связанных с тяжёлыми кровопролитными боями на Миус-фронте. Только на территории Куйбышевского, Матвеево-Курганского, Неклиновского и Мясниковского районов Ростовской области находится более 200 воинских захоронений. Крупный мемориальный комплекс «Саур-Могила» создан в Шахтёрском районе Донецкой области Украины.

Мы по-прежнему в неоплатном долгу перед теми, кто ценой своей жизни приблизил Победу. Достойно увековечить память о них позволило бы придание особого мемориального статуса всей зоне тяжёлых боев. В сознании на­селения Приазовья и Восточного Донбасса Миус-фронт давно стал полем ратной славы России и Украины.

Нам предстоит предпринять ещё немало усилий в изучении событий Великой Отечественной войны на юге России. Ещё много вопросов вызывает судьба районного центра Ростовской области Матвеева Кургана, который в течение 15 месяцев находился на самой передовой и ещё полгода в немецкой оккупации. Дополнительного изучения требуют бои в районе сёл Вареновки, Петрополье, Ряженого, Русского, Самбека и других населённых пунктов, через которые проходил Миус-фронт. Но самое главное, нам необходимо преодолеть сложившиеся стереотипы в трактовке исторических событий Великой Отечественной войны, показать всю их сложность и неоднозначность. Именно таким был Миус-фронт.

В 2015 г. будет отмечаться важная дата – 75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. В связи со знаковым юбилеем возникает потребность в глубоком научном осмысле­нии истории войны, которое опиралось бы на современные подходы и ранее недоступные источники. Опираясь на открывающиеся исторические факты, можно предположить, что советско-немецкое противостояние на Миус-фронте в 1941/1942 и в 1943 годах по своей важности, ожесточённости боев и масштабам потерь вполне может быть сопоставимо с самыми крупными и решающими сражениями войны, например, со знаменитой Курской битвой.

Первый год войны был тяжёлым испытанием для всего советского народа. В 1941 году гитлеровские войска стремительно подошли к Мурманску, Ленинграду, Москве и Ростову-на-Дону. Особую важность для немецкого руководства представляли хлеб Украины и уголь Донбасса.

События в октябре – ноябре 1941 года на юге России для Красной армии складывались крайне неудачно. Танковая армия генерал-полковника Эвальда фон Клейста, используя равнинные территории Приазовья, стремительно направлялась к Ростову-на-Дону. В районе Бердянска немцами была разгромлена 18-я армия РККА, в плену оказалось, по разным данным, от 60 до 100 тысяч красноармейцев (командующий 18-й армией, генерал-лейтенант Андрей Кириллович Смирнов погиб. Бывший поручик российской императорской армии отказался покинуть свои войска, как того требовала воинская честь офицера). Сплошная линия советско-германского фронта на юге была разорвана и, преодолевая сопротивление немногочисленных кадровых частей Красной армии и ополченческих формирований, 17 октября 1941 года противник взял Таганрог.

До оккупации в городе Таганроге, как и по нашей всей стране, существовала определённая категория людей, недовольных советской властью. По своему социальному происхождению это были, в первую очередь, выходцы из российского дворянства, купечества, интеллигенция, зажиточное крестьянство, ущемлённые сталинской коллективизацией, а также ранее воевавшие на стороне Белой армии. Именно они встречали немецко-фашистских захватчиков хлебом-солью.4

Противник также стремился использовать антисоветские настроения части донского казачества. Следует отметить, что донское казачество было неоднородно. Наряду с казачьими соединениями Красной армии в годы Великой Отечественной войны были созданы полки, дивизионы, эскадроны, а затем и целая дивизия казаков вермахта. Казачьи части вермахта формировались и в оккупированных в 1942 году немцами Новочеркасске, Таганроге, других городах и станицах Дона, Кубани и Терека. Так, в боях за Новочеркасск против наступавших частей РККА зимой 1942/1943 годов участвовали 1-й Донской казачий полк Походного Атамана С.В. Павлова (командир – есаул А.В. Шумков) и казачий полк особого назначения при разведывательно-диверсионной группе Абвера № 201 (командир – полковник Т.К. Хорунженко). Очень стойко оборонял город Ростов-на-Дону зимой 1942/1943 годов от наступавших частей РККА 17-й Донской казачий пластунский полк (командир – войсковой старшина Т.Г. Бударин). Отдельный казачий конный полк (командир – Шведов) и 454-е конные дивизионы (1-й и 2-й) участвовали в боях на Миус-фронте. 1-й Атамана Платова казачий конный полк (командир – полковник И.С. Луизов) сражался за Матвеев Курган в боевых порядках германских войск. Причины перехода части казачества на сторону Германии нужно искать в трагических событиях революции и Гражданской войны, в осуществлявшейся большевиками политике расказачивания и коллективизации.

20–21 ноября 1941 года, через месяц после Таганрога, был взят Ростов-на-Дону. Наступление вёл 3-й немецкий танковый корпус 1-й танковой армии под командованием Эберхарда фон Макензена в составе 13-й и 14-й танковых дивизий, 60-й моторизованной пехотной дивизии и 1-й дивизии СС. Защищали город части 56-й армии РККА, под командованием генерал-лейтенанта Фёдора Никитича Ремезова, в состав которой наряду с другими частями также входили 339-я Ростовская стрелковая дивизия и Ростовский стрелковый полк народного ополчения, сформированные из числа местных жителей.

Фашисты отбросили Красную армию на левый берег Дона в самый критический момент Битвы под Москвой. Осознавая всю степень опасности складывавшейся на Юге военно-стратегической обстановки, советское командование подтянуло к Ростову резервы из Закавказья. 28 ноября советские войска под командованием Семёна Константиновича Тимошенко после упорного и кровопролитного боя вновь заняли Ростов-на-Дону. В ходе Ростовской наступательной операции 56-я армия Фёдора Никитича Ремезова во взаимодействии с 9-й армией генерал-майора Фёдора Михайловича Харитонова первый раз освободила Ростов-на-Дону.

Тем самым, через неделю под натиском советских войск германские части Клейста оставили город, но надёжно закрепились на рубеже реки Миус. В течение семи месяцев агрессор успешно сдерживал здесь наступление Красной армии. Рубеж Миуса части 17-й полевой немецкой армии удерживали всю весну следующего 1942 года вплоть до начала стратегического фашистского наступления на Кавказ.

Линия фронта проходила по трём районам Ростовской области – Неклиновскому, Матвеево-Курганскому, Куйбышевскому, а также Сталинской (в настоящее время – Донецкой) и Ворошиловградской (в настоящее время – Луганской) областям Украины.

С конца ноября – начала декабря 1941 года от Таганрогского залива и Самбека по реке Миус до Красного Луча в Донбассе захватчики приступили к созданию глубокоэшелонированной (до 10-30 км) полосы стратегической обороны «Крот». Все огневые точки были «привязаны» к неприступным высотам, скалам и обрывам правого берега реки Миус, что обеспечивало дополнительную прочность оборонительной позиции.

Миус-фронт навсегда должен был закрепить промышленный Донбасс за Третьим рейхом. Создавая стратегический рубеж на Миусе, германское командование учитывало географические и природные особенности местности, преимущества развитой инфраструктуры населённых пунктов немецких колонистов, проживавших в Приазовье с конца XVIII века. Однако расчёты оккупантов на массовую поддержку немецкого населения не оправдались. Еще 28 августа 1941 года был принят специальный Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». По этому указу все немцы, проживавшие в европейской части СССР и Закавказье, были выселены в отдалённые районы Сибири, Казахстана и Средней Азии. За три недели до вторжения захватчиков были переселены на восток страны и немцы Приазовья.

Военные аэродромы Таганрога использовались дальней авиацией противника как база для налётов на города юга РСФСР, в том числе на Сталинград. В конце 1941 – первой половине 1942 годов отряды морской пехоты под командованием Цезаря Львовича Куникова и Ильи Григорьевича Старинова предприняли целый ряд попыток нейтрализовать этот авиаузел, включавший три аэродрома с твёрдым покрытием (31-го завода, имени Чкалова и Марцево). Несмотря на то, что советские диверсанты нанесли немалый ущерб противнику, вывести германские аэродромы из строя им так и не удалось.

Ещё более трагично развивались события на юге России в 1942 году. Ряд наших попыток вернуть в первой половине 1942 года Таганрог из-за просчётов командования Южного фронта во главе с Родионом Яковлевичем Малиновским потерпели неудачу. Общие потери фронта составили более 150 тысяч бойцов. Неслучайно, что бои к северо-востоку от Таганрога вошли в историю Великой Отечественной войны под названием «миусской мясорубки». 24 июля 1942 года части 17-й полевой немецкой армии вновь вошли в Ростов-на-Дону. На этот раз советские войска не оказали врагу должного сопротивления, что было отмечено в тексте широко известного приказа народного комиссара обороны (НКО) № 227 – «Ни шагу назад!», подписанного И.В. Сталиным.

В целом же, 28 июня 1942 г. немецкое командование приступило к стратегическому наступлению на большом участке фронта от Курска до Таганрога общей протяжённостью в 600 км. Удары фашистов из районов Воронежа и Харькова были нацелены на Ростов-на-Дону. В районе Харькова («операция Fredericus») войска группы армий «Юг» под общим командованием германского фельдмаршала Фёдора фон Бока (имевшего русские корни) успешно окружили 6-ю и 57-ю советские армии и после непродолжительных боёв взяли в плен почти 250 тысяч красноармейцев.

Драматические события июля 1942 года описаны известным советским писателем Михаилом Александровичем Шолоховым в книге «Они сражались за Родину», в военных мемуарах. Так, академик С.Т. Беляев вспоминал: «Вскоре началось наступление немцев и на нашем фронте, вдоль Дона. В июле 1942 года положение, видимо, стало совсем плохим»,5 и штаб Южного фронта, при котором он служил, перебазировался за Дон. Член-корреспондент РАН А.И. Жамойда в своих мемуарах отмечал: «Серьёзным испытанием была оборона понтонных переправ через реку Дон у станицы Мелеховская 19-21 июля. Самолёты бомбили и переправу, и батарею с утра до вечера, причём налёты были звёздными – с разных сторон одновременно. Трудно представить, что творилось на правом берегу, где скопились тысячи несчастных эвакуированных, разбредшиеся стада скота, много уже почти дезорганизованных военных частей... Началось уже не отступление, а бегство через Сальские степи».6 – В сложившейся ситуации 24 июля 1942 года части 17-й армии вермахта вошли в Ростов-на-Дону и Новочеркасск. Именно после крайне неудачных оборонительных боев под Ростовом в Красной армии возникли специальные воинские подразделения: заградительные отряды, штрафные роты и батальоны, получившие противоречивые оценки в общественном сознании россиян.

В ходе дальнейшего стремительного продвижения немецкие войска захватили Краснодар, Ставрополь, Майкоп. Только ценой огромных усилий Красная армия сумела остановить противника на Волге и горных перевалах Северного Кавказа. Однако значительная часть территории юга России к этому времени была оккупирована захватчиками.

Несмотря на устремление к Ростову и Кавказу, немцы продуманно и планомерно сооружали оборонительный укрепрайон, характерный для позиционного фронта, на крутых пересечённых отрогах Донецкого кряжа вдоль реки Миус. К весне 1943 года система обороны на протяжении 104 км включала минные поля и проволочные заграждения шириной 200 м на всех господствующих высотах, цепи дотов, дзотов, стальных передвижных дотов («крабов»), пулемётных гнезд, с плотностью до 20-30 оборонительных сооружений на квадратный километр. На чернозёмных полях были прорыты в несколько рядов траншеи и противотанковые рвы. Кроме передового рубежа обороны по реке Миус были созданы тыловые укрепления вдоль приазовских рек Крынки, Мокрого Еланчика и Кальмиуса.

После побед под Сталинградом и на Северном Кавказе советские войска стремились прорвать Миус-фронт и приступить к освобождению Донбасса и юга Украины.

Группировке вермахта на Кубани и Северном Кавказе (группа армий «А») грозило окружение, поскольку части Красной Армии, находившиеся в районе Сталинграда, оказались намного ближе к Ростову-на-Дону, через который проходила связь группы с остальными частями Восточного фронта. Приказ Гитлера на отступление с Кавказа последовал 27 декабря 1942 года, когда силы Красной Армии уже находились в опасной близости к Ростову. Упорные бои на подступах к городу продолжались в течение января 1943 года. Вермахту всё же удалось сдержать натиск Красной Армии: 1-я танковая армия переправилась через Дон и избежала окружения. После этого немецкие войска оставили Ростов-на-Дону (освобождён 14 февраля 1943 года) и вновь отошли на линию Миус-фронта, где удачно закрепились вплоть до лета 1943 года.

После отвода войск с Кавказа гитлеровцы перегруппировались и сконцентрировали значительные силы севернее Ростова. Это позволило им начать 19 февраля 1943 года контрнаступление, и советские войска были вынуждены отступить за реку Северский Донец. В результате 16 марта 1943 года вторично нашими войсками был оставлен Харьков, а затем и Белгород.

С марта 1943 года Южный фронт советских войск возглавил генерал армии Фёдор Иванович Толбухин. Подготовка к прорыву Миус-фронта была начата в мае 1943 года. В наступлении участвовали соединения 5-й ударной армии Южного фронта.

17 июля 1943 года советские войска внезапной атакой трёх гвардейских механизированных корпусов (с севера на юг: 1-й, 4-й и 2-й гвардейский механизированный корпус) при поддержке 31-го гвардейского пехотного корпуса прорвали фронт 6-й армии вермахта и вклинились в неприступную оборону врага на глубину до 10 км. В результате упорной атаки советские войска заняли плацдарм на западном берегу Миуса в районе сёл Мариновка, Дмитриевка и Степановка (площадью до 60 квадратных километров). Узкий плацдарм на правом берегу Миуса наши бойцы назвали «маленький Сталинград».7

Для ликвидации угрозы прорыва, спасения Миус-фронта и своих позиций в Донбассе гитлеровское командование срочно перебросило в Приазовье дополнительно шесть дивизий, в том числе танковые части с других участков южного направления. Со своих боевых позиций из-под Харькова 28 июля 1943 года был переброшен 2-й танковый корпус СС в составе танковой дивизии СС «Тотенкопф» («Мертвая голова»), танковой дивизии СС «Дас Райх» («Рейх»), а также 3-й танковой дивизии. Это, несмотря на то, что бои за Харьков ещё продолжались. К названным танковым дивизиям добавилась ещё одна. Была выведена из резерва 6-й армии и направлена на Миус-фронт недавно переформированная 23-я танковая дивизия. Южный фланг выступа прикрывала 294-я пехотная немецкая дивизия. Мощным вражеским ударом с участием сотен танков наши войска к 2 августа 1943 года были оттеснены на исходные позиции.

Тем самым, в результате упорных боёв с участием крупных танковых и моторизованных сил с обеих сторон, к 1 августа противнику удалось ликвидировать прорыв и вновь выйти на рубеж реки Миус в районе сёл Куйбышево – Дмитровка. К концу июля на Миус-фронте наступило затишье. Миусскую наступательную операцию в июле 1943 года, несмотря на неудачу, можно считать началом разгрома врага на южном крыле советско-германского фронта.

Опыт июльской Миусской операции применялся в ходе Донбасской операции в августе 1943 года, когда был окончательно прорван рубеж вражеской обороны в Приазовье. Удар по фашистам 18 августа 1943 года в полосе 12 км северного сектора Миус-фронта наносили 5-я ударная армия генерала Вячеслава Дмитриевича Цветаева, 2-я гвардейская армия генерала Георгия Фёдоровича Захарова и 28-я армия генерала Василия Филипповича Герасименко. Координировал действия фронтов представитель Ставки Маршал Советского Союза Александр Михайлович Василевский.

Главное направление удара наших войск начиналось из Куйбышевского района Ростовской области и пришлось на украинские населённые пункты: Артёмовку, Амвросиевку – Саур-Могилу. Предварительно была проведена 70-минутная артподготовка, в которой участвовали 1500 артиллерийских орудий и миномётов. На юге Донбасса была обеспечена плотность артиллерийского огня не менее 120 стволов на 1 км фронта.8 Предстояло выбить основную ударную силу германских войск – танки. На одной высоте вблизи деревни Степановка (высота 213,9 м) только за два дня боёв советскими бойцами было уничтожено 239 танков и самоходных артиллерийских установок противника. Общие потери бронетехники германских элитных дивизий на Миусе сопоставимы с теми, которые она понесла на Курской дуге. Кроме того, например, в боях в районе Степановка–Куйбышево (29 июля – 2 сентября 1943 года) танковая дивизия СС «Мёртвая голова» потеряла убитыми и раненными 1500 человек, то есть в три раза больше чем под Курском.9

С нашей стороны атаковали прочные немецкие позиции танки, но перед ними шли сапёры, которые показывали проходы в минных полях, так как из-за пыли и дыма обзор был затруднён и танкисты не видели вешек, установленных сапёрами. За танками продвигалась пехота. С воздуха атаку поддерживали «Илы» – штурмовики 7-го авиационного корпуса. В целом, Миус-фронт был прорван на глубину 8-9 километров. Успех в Приазовье способствовал вторичному освобождению Харькова 23 августа 1943 года.

В ходе кровопролитных боёв в июле – августе 1943 года, сопровождавшихся большим количеством атак и контратак, массированной артиллерийской подготовкой, масштабными потерями бронетехники и ценой сотен тысяч человеческих жизней, Миус-фронт удалось прорвать.

19 августа 1943 года у села Куйбышево 4-й гвардейский механизированный корпус под командованием генерал-лейтенанта Трофима Ивановича Танасчишина выдвинулся за линию фронта на 20 километров. Наши танки подошли к Амвросиевке. В основном же, прорыв составил 24 километров в глубину и до 16 километров по фронту, приблизившись ко второй линии обороны. 20 и 21 августа в результате контратак немцев советские войска немного отступили. 22-26 августа германское командование перебросило из Крыма танковую дивизию. Собрав подразделения с соседних участков фронта, немцы попытались фланговыми ударами окружить наступавших. В ночь на 24 августа советские войска пошли в атаку и заняли сёла Артёмовка, Кринички, хутор Семёновский. Была занята дорога на Таганрог, что лишило германские войска возможности перебрасывать резервы. 27 августа была освобождена Амвросиевка, сёла Большое Мешково и Благодатное. Штурм Саур-Могилы советскими войсками был начат 28 августа 1943 года. В штурме участвовали части 96-й гвардейской стрелковой дивизии, которой командовал гвардии полковник Семён Самуилович Левин. 29 августа после артналёта советские войска почти захватили вершину, но контратака немцев в направлении хутора Саурмогильский (теперь село Сауровка) оттеснила нападавших. Высота была взята утром 31 августа. После взятия высоты советские войска сразу же продолжили преследование немецких войск, отступавших в направлении Снежного и Чистяково (теперь город Торез; Украина).

Таким образом, существовавший 15 месяцев вдоль реки Миус от Таганрога до Донбасса неприступный оборонительный рубеж гитлеровцев был сломлен. Несмотря на сопротивление фашистов, с сентября 1943 года Красная армия в Приазовье и Причерноморье двигалась только на запад, вперёд, ко Дню Победы 9 мая 1945 года.

Миус-фронт надолго задержал продвижение Красной армии на южном направлении. Так, если Ростов-на-Дону был освобождён 14 февраля 1943 года, то Таганрог – лишь 30 августа 1943 года.

В 1941-1942 годах в боях на Миус-фронте бойцы РККА отчаянно сражались, проявляя необыкновенную стойкость, мужество и героизм. Но борьба была слишком неравной, трудно было противостоять механизированным войскам вермахта. К середине 1943 года произошёл перелом в войне, Красная армия перешла в контрнаступление. Прорыв вражеских рубежей обороны в Приазовье сыграл в этом значительную роль.

Следует подчеркнуть особое боевое и психологиче­ское значение лобовых атак на немецкие оборонительные позиции штрафных рот и батальонов. В операциях по прорыву Миус-фронта в 1943 году принимали участие в общей сложности 61 штрафная рота из рядовых и 8 штрафных батальонов из офицеров, бойцов которых первыми бросали в атаки на немецкие амбразуры.

В 1941-1943 годах предпринимался целый ряд отвлекающих манёвров и атак советских войск на Миус-фронте, который рассматривался Гитлером как «новая восточная граница Третьего рейха». В результате оттягивались большие силы противника с особо критических направлений под Москвой, в момент не слишком удачных сражений под Прохоровкой на Курской дуге и с других участков боевых действий.

Известно, что решающие операции, в корне изменившие ситуацию на Миус-фронте летом 1943 года, как и под Сталинградом зимой 1942-1943 годов, были разработаны и осуществлены под руководством маршала Александра Михайловича Василевского. Талант Василевского как военачальника и его вклад в разгром вермахта на юге России также должны быть переосмыслены.

Разумеется, потери врага были значительными, особенно летом 1943 года. За весь период боёв в зоне Миус-фронта погибло, было ранено и пленено более 110 тысяч гитлеровцев. Однако советские потери были намного больше. Ясно, что все конкретные цифры потерь в боях требуют уточнения, пересчёта. Но порядок общих потерь, очевидно, мало изменится. В боях 1941/1942 и 1943 годов Красная армия на Миус-фронте потеряла более 830 тысяч человек, из них 280 тысяч бойцов погибшими. Это примерно 25-30 полноценных дивизий, или 3 % всех потерь Красной армии в ходе Великой Отечественной войны. Только за три дня боев 8-10 марта 1942 года под Матвеевым Курганом при штурме Волковой горы и других высот было убито и ранено 20 тысяч человек. За три дня наступления 30 июля – 1 августа 1943 года западнее села Куйбышево потери составили 18 тысяч человек. Многие из павших были уроженцами Юга России и Приазовья.

Как и под Ржевом и Вязьмой, из-за ошибок командования Южного фронта и колоссальных потерь эти сражения не отражены в учебниках истории, а архивные материалы долгое время практически оставались недоступными. Можно предположить, что в бытность маршалов Родиона Яковлевича Малиновского и Андрея Антоновича Гречко министрами обороны СССР в 1957-1976 годах не был дан ход документам, которые больше всего напоминали о неудачах в их военной карьере. В частности, генерал-лейтенант Родион Яковлевич Малиновский был снят с должности командующего Южного фронта 28 июля 1942 года за сдачу Ростова-на-Дону и прорыв фашистов на Кавказ.

Победа в любой войне достигается совместными усилиями всех народов, проживающих на территории государства. Великая Отечественная война – яркий тому пример. Защитники Брестской крепости были одними из первых, кто принял на себя мощный удар гитлеровских войск. Среди бойцов и командиров Красной армии, защищавших Брестскую крепость, были сотни уроженцев Северного Кавказа: дагестанцев, чеченцев, ингушей, русских. И в прорыве Миус-фронта принимали участие представители разных народов СССР. Так, в боях за освобождение Таганрога в августе 1943 года очень понесла серьёзные потери 416-я Азербайджанская стрелковая дивизия. Она занимала оборону на левом фланге 44-й армии к северу от устья реки Самбек.

Научный и гражданский долг – поднять на достойное место эти героические события, полноценно отразить их в нашей истории. Необходимо дать сражению на Миус-фронте соответствующую военно-политическую оценку, правильно определив его значение в истории Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

Материал10 для поискового отряда «Пламя»

ЮРГПУ (НПИ) имени М.И. Платова

подготовил:

директор НИИ ИКиРКР, доктор исторических наук,

доктор философских наук, профессор Скорик А.П.

******************************************



23 мая 2014 года.

1 История второй мировой войны 1939-1945. В 12 т. Т. 4-6. M., 1975-1976; Великая Отечественная война. 1941-1945. Военно-исторические очерки. В 4 кн. Кн. 1. Суровые испытания. Кн. 2. Пере­лом. М., 1998 и др.

2 Советская военная энциклопедия. Т. 3, 5. 7. М., 1977-1979; Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М., 1985 и др.

3 Это первая крупная победа Красной Армии в начале войны, а вовсе не битва под Москвой, как обычно принято считать.

4 Волошин В., Ратник В. Вчера была война. Таганрог в годы немецко-фашистской оккупации (октябрь 1941 - август 1943 гг.). Таганрог, 2008. С 128-130.

5 Навеки в памяти. Члены Российской академии наук о Великой Отечественной войне 1941-1945. М., 2010. С. 29.

6 Навеки в памяти. С. 93.

7 Величко В. Сокрушение Миус-фронта // Правда. 1943. 23 сентября.

8 Василевский A.M. Дело всей жизни. 6-е изд. M., 1988. Книга вторая. С. 36.

9 Рипли Т. История войск СС. С. 161.

10 При подготовке использованы материалы монографии: Матишов Г.Г., Афанасенко В.И., Кринко Е.Ф. Миус-фронт в Великой Отечественной войне. 1941/1942 гг. 1943 г. /. – 2-е изд., испр. и доп. — Ростов-на-Дону: Изд-во ЮНЦ РАН, 2011. — 228 с.



Verilənlər bazası müəlliflik hüququ ilə müdafiə olunur ©azrefs.org 2016
rəhbərliyinə müraciət

    Ana səhifə