AZƏrbaycanşÜnasliğin aktual problemləRİ Ümummilli Lider Heydər Əliyevin anadan olmasının 87-ci




Yüklə 7.97 Mb.
səhifə61/62
tarix22.02.2016
ölçüsü7.97 Mb.
1   ...   54   55   56   57   58   59   60   61   62

ƏDƏBİYYAT

1. Mahmud Allahmanlı.Şamanla Ozan arasında. Bakı, 1996.səh., 4.

2.. “Xalq qəzeti”, № 233(25998) Pənah Qurbanov, “Ozan”.19 0ktyabr 2008.

3. Nizami Cəfərov. Azərbaycan mədəniyyəti məsələləri. Bakı 2000, səh., 35.

4. Azərbaycan folklore.İrəvan çıxuru.Bakı”Səda ”nəş.,2004. səh.,3 .

5. Azərbaycan folkloru antologiyası, X kitab, səhifə 5.

6. Məhərrəm Qasımlı. Aşıq sənəti. Bakı, “Ozan”, 1996, səh 176.

7. СМОМПК (QƏXTMT) Qafqaz əraziləri və Xalqlarının Təsvirinə dair Materiallar Toplusu, 27-ci buraxılış, “Göyçə gölü” “Göyçə gölü ətrafının florasının icmalı”, ( I şöbə, 1-36; 65-82. səhifələr) Tiflis,1900.

8. İ.Ələsgər,”Aşıq Ələsgər və XIX əsr Göyçə aşıqları”.Namizədlik dissertasiyası, ADU-nun kitabxanası,Bakı,1971.

9. Nizami Cəfərov. Azərbaycanşünaslığa giriş.. Bakı,AzAll, 2002, səh., 10.



РЕЗЮМЕ

В статье пишется об устном народном творчестве и ашугской профессии на территории, охватывающей Ереванское ханство в 20 гг. ХIХ и ХХ веков.



SUMMARY

In the article is considered the oral folk heritage and “ashug” profession on the territory of Erevan state during ХIХ и ХХ centuries.



Зейналова Ш.
ГЛАГОЛЬНЫЕ ВРЕМЕНА АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО ЯЗЫКА НА УРОВНЕ СЛОЖНОГО СИНТАКСИЧЕСКОГО ЦЕЛОГО
Вопрос функционирования глагольных времен на уровне сложного синтаксического целого – одна из интереснейших проблем современной лингвистики текста. В зависимости от подхода к данной проблеме в центре исследования оказываются различные аспекты изучения времен в тексте.

Временные формы являются единицами морфологического уровня. Когда они входят в уровень высказывания и уровень сложного синтаксического целого, они функционируют одновременно на нескольких уровнях.

Само изучение употребления глагольных времен на синтаксическом уровне обусловило в первую очередь возникновение понятия «синтаксического времени». Синтаксическое время рассматривается как категория уровня предложения, при изучении которой исследуется, во-первых, какие временные формы допускаются структурой данного конкретного предложения, во-вторых, сюда же относятся случаи транспонирования, т.е. переноса форм одного времени в план другого. Данный круг проблем связан со строем предложения и не требует выхода за его рамки.

При выходе за рамки предложения в уровень сложного синтаксического целого в центре исследования оказываются другие аспекты глагольных времен, такие как реализация относительных и таксисных значений. Расcмотрим их подробнее.

В отличие от полупредикатов (деепричастий), являющихся специальными формами выражения временной соотносительности, относительные значения временных форм исследуются в отрывках текста, не только в сложном предложении, но и в сложном синтаксическом целом, поскольку выбор временной формы сказуемого одного предложения зависит от временного отношения между процессами, выражаемыми сказуемыми этого и других предложений, входящих в состав данного сложного синтаксического целого. Еще В. В. Виноградов указывал на то, что относительное употребление временных форм связано с выражением значений «одновременности, предшествования или последовательности по отношению к другой глагольной форме в составе сложного синтаксического целого» (2,569).

1. Выражение относительного значения предшествования.

В азербайджанском языке предшествование в плане настоящего выражается формой перфекта, а предшествование в плане прошедшего – формой плюсквамперфекта.

а) перфект.

Перфект в азербайджанском языке выражает относительное значение предшествования в плане настоящего. Повествование ведется в настоящем времени, а форма перфекта передает действие, совершившееся в прошлом, но связанное с настоящим и являющееся причиной того следствия, о котором повествуется. Употребление перфекта в значении предшествования в плане настоящего исходит из его видового значения результативности.

Щажы Щясян (оьлуна): Искяндяр, гулаг ас, эюр ня дейирям. Мир Баьыр аьа да юзэяси дейил. Сян билирсян ки, бажын Назлы сяни ня гядяр истяйир. Буэцнкц эундярази олма ки, мяним евимдя эюз йашы тюкцлсцн. Шейх жянабларына эетмяйя мян ону разы елямишям; амма байагдан аьламагдан сакит олмур, дейир ки, ня билим, эяряк Искяндяр разы олсун (Ж. Мяммядгулузадя). – Искендер! Слушай, что я тебе скажу! Мир-Багир-ага – свой человек. Ты знаешь, как я тебя любит Назлы. Не делай так, чтобы в такой торжественный день в моем доме лились слезы. Я уже уговорил Назлы стать женой Шейх-Насруллы. Но она все еще не может успокоиться, плачет, просит, чтобы и ты дал согласие.

Гаджи-Гасан, уговаривая сына поговорить с Назлы, сообщает ему, что он уже убедил девочку стать женой шейха (действие елямишям предшествует моменту речи) и теперь Искандер должен поговорить с сестрой, успокоить ее.

б) плюсквамперфект.

Плюсквамперфект выражает относительное значение предшествования в плане прошедшего. Это ведущее значение данной формы, поэтому исследователи, к примеру, Б. А. Серебренников, называют данное время «ярко выраженным релятивным прошедшим» (3,35).

Эцнорта азанында гонаглар даьылды. Мяммядщясян аьа Вагифи, Мирзя Ялимяммяди вя Ощан кешиши нащара сахлады. Йемяк отаьына кечтиляр. Отаьын ортасында халынын цстцня гялямкар сцфря вя ятрафына ипяк дюшякляр салынмышды (Й.В. Чямянзяминли). -- Ближе к полуденному азану гости начали расходиться. Вагифа, Мирзу Алимамеда и Охана Мамедгасан-ага оставил обедать. Прошли в столовую. Посреди комнаты расстелена была на ковре богатая скатерть, вокруг нее – шелковые подушки.

Повествование ведется в форме прошедшего законченного (даьылды, сахлады, кечтиляр), а действие, предшествующее этим событиям, передается формой плюсквамперфекта (салынмышды). Если же речь идет о незаконченных действиях в прошедшем, то повествование ведется в форме определенного имперфекта. В повествовании также законченные и длительные действия могут переплетаться и выступать в самой различной последовательности.

2. Выражение относительного значения одновременности.

Сложные синтаксические целые являются весьма благоприятным фоном для выражения относительного значения одновременности в азербайджанском языке, так как в отдельных предложениях эта одновременность превращается лишь в последовательность действий. Так, в нижеследующем отрывке действия цстцндя детдим - ачды, протекают одновременно, но на уровне отдельных предложений речь идет о законченных однократных действиях, передающих последовательное перечисление. В грамматической литературе такое употребление иногда называется абсолютным с дополнительной относительной ориентацией (1,113-114).

Сонра гяссаб Яли цзц цстя галмыш Губады тяпиклямяйя башлады. Мян чыьырдым, сясим эярдикчя чыьырдым. Мян йердян ири бир Даш эютцрцб гяссаб Ялинин цстцндя детдим. Бу вахт бибим гапыны ачды, Даш ялимдян йеря дцшдц (Я. Яйлисли). -- Мясник стал бить Губата ногами. Я закричал, что было силы, схватил огромный камень и бросил на мясника. Но тут из калитки вышла тетя Медина, и камень выпал из моей руки.

Говоря об относительном значении одновременности в азербайджанском языке, нельзя не отметить относительное настоящее, выражающее одновременность действия с каким-либо другим моментом, т.е. так называемое историческое настоящее. Еще В.В. Виноградов писал о том, что такое употребление «возможно лишь в широком контексте, когда в изложении уже ясно обозначился план прошлого» (2,572-573). В азербайджанском языкознании такое употреблении настоящего времени исследовал А. А. Ахундов (4,84-85).


  1. Выражение относительного значения предстоящего.

В азербайджанском языке относительное значение предстоящего в плане прошедшего выражается специальной временной формой – будущее в прошедшем. В рамках ССЦ предстоящему действию может предшествовать ряд законченных однократных действий, либо действий, носящих длительный незавершенный характер.

Мян эюрдцм ки, мяним гафамдан кечянляри Газан юзц аддым-аддым бейляря илятир. Инди ясас сюз бəйляринки иди. Сон сюзц онлар дейяжякдиляр. Эюрялим, ня дейяжякдиляр. Мян юз сюзцмц, Танрыйа мядяд, ахырда дейяжяк идим (К. Абдулла). -- И тут я понял, что Газзан шаг за шагом протаскивает решение, которое я принял в уме своем, и старается как можно быстрее внушить его славным бекам. Теперь решение было за ними. Они должны были сказать последнее слово. Что ж, посмотрим, что скажут они. Сам я, уповая на Тенгри, собирался высказаться в самом конце совещания.

Действия, выраженные будущим в прошедшем, имеют проекцию в будущее. Глагольными формами разных времен достигается сопоставление двух временных плоскостей, этим и осуществляется сдвиг временной ориентации.

В последнее время исследование средств выражения времени в тексте получило иной ракурс в связи с относительно недавно выделенной Р.О. Якобсоном категорией таксиса.

В грамматической литературе отсутствует комплексное исследование и описание таксиса в азербайджанском языке. Глубокая же и всесторонняя разработка категории таксиса нуждается в привлечении материала различных языков.

Различаются зависимый и независимый таксис. При зависимом таксисе один из компонентов является главным, другой – сопутствующим (конструкции с деепричастиями). При независимом таксисе компоненты равноправны, нет градации главного и сопутствующего действия, каждый предикат имеет самостоятельную, независимую временную отнесенность. Конструкции независимого таксиса могут иметь как двучленную (сложноподчиненные предложения), так и многочленную структуру и быть равным, в таких случаях ССЦ.

Выражаемые таксисом отношения между действиями в рамках целостного полипредикативного комплекса делятся на: 1) дифференцированные (одновременность/разновременность); 2) недифференцированные.

Инди атлары йаваш-йаваш сцрцб, йан-йана эедирдиляр. Щеч бириси бир сюз беля данышмырды. Кичикбяйим ону йеня йандан сцзцрдц: Мяммяд бяйин ала эюзц атын йалына дикиляряк, сирли бир бяхтийарлыг ифадя едирди (Й.В. Чямянзяминли). -- Кони медленно вышагивали бок о бок. Кичикбегим искоса поглядывала на юношу. Светлые глаза его устремлены были на гриву коня, на лице было написано счастье.

Компоненты ССЦ, построенных по типу «соположения» (2:38) и описывающих детали отдельной ситуации, выражены формами определенного имперфекта: временное отношение одновременности вытекает из видового значения глаголов-сказуемых, границы действий в составе конструкции совпадают.

Отношения одновременности между компонентами ССЦ часто имеют место при описаниях природы, внешности человека и вытекают из соотношения лексических и видовых значений глаголов и наличия лексических показателей.

В синтаксических конструкциях, передающих значение разновременности, порядок следования сказуемых соответствует порядку совершения действий. Рассматриваемые отношения в большинстве случаев представлены последовательностью форм прошедшего категорического, будущего, настоящего, совмещенного с функцией «настоящего исторического».

Сялтянят отаьа эирди, чыраьы йандырды, гапыны далдан баьлады. Сонра чыраь сюндц, сонра бирдя йанды. Гапы ачылды – Сятянят брезент парчаларыны эятириб дящлиздя Гядир цчцн йер дцзялтди, йеня гапыны баьлады.. (Я. Яйлисли). -- Салтанат прошла в комнату, зажгла лампу, заперла изнутри дверь; потом свет погас, потом снова зажегся. Дверь отворилась – Салтанат вышла, разостлала брезент на полу в коридоре. Положила на брезент постель, заперла дверь..

Таксис понимается как более широкая, чем относительное время, категория. Если относительное время определяется не с точки зрения момента речи, а с точки зрения иного момента, принятого за основу временных соотношений, то таксис не связан с указанным ограничением - ориентацией не на момент речи. Таксис может выражаться и при относительной, и при абсолютной временной ориентации членов сложного синтаксического целого. Рассматриваемые категории не являются тождественными, они могут пересекаться, но не совпадают, так как таксис предполагает соотнесение во времени референциально однотипных событий, тогда как относительное время указывает на события разнотипные.

Между понятиями относительного времени и таксиса выделяют три типа отношений: а) относительное время, но не таксис (конструкции с будущим-прошедшим); б) таксис, но не относительное время (одновременные действия); в) пересечение категорий таксиса и относительного времени (конструкции с настоящим историческим).

Таким образом, исследуя круг временных значений, возникающих на уровне сложного синтаксического целого, можно рассматривать взаимодействие временных форм предложений, составляющих ССЦ, в реализации относительных и таксисных значений.
ЛИТЕРАТУРА


  1. Бондарко А.В. Вид и время русского глагола. -- М.: Просвещение, 1971, 240 с.

  2. Виноградов В.В. Русский язык. -- М.; Учпедгиз, 1947, 784 с.

  3. Серебренников Б.А. Система времен татарского глагола. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1963, 76 с.

  4. Axundov A. Felin zamanları. – Bakı: Azərb. Dövlət Univesiteti nəşriyyatı, 1961, 139s.


SUMMARY

The article observes the realization of relative and taxis meanings in the Azerbaijani language on the text level. The author studies manners of expression of such relative meanings as anterior, simultaneous and impendent actions on the mentioned level and tense forms making background for such a usage as well as correlation between category of taxis and category of relative tenses.



Адиль Раджабли
К ВОПРОСУ ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ ПРИРОДЫ И МОРАЛЬНЫХ

АСПЕКТОВ ГЕНОЦИДА АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО НАРОДА
Преступления на территории тех или иных государств подпадают под юрисдикцию этих государств [5, ст.1]. Но существуют преступления, борьба против которых носит международный характер. Эти преступления направлены против всего человечества, наносят значительный ущерб международному правопорядку и, в конечном счете, касаются всех государств. Против них международное сообщество принимает меры, в том числе путем выработки и реализации универсальных, региональных и двусторонних конвенций [1].

Наибольшую же опасность для международного сообщества представляют совершаемыми самыми государствами международные преступления, к которым относятся преступление агрессии, преступления геноцида, и апартеида, преступления против человечности и военные преступления [5, ст. 2-5]. Борьба с такими преступлениями является первоочередной задачей всего международного сообщества. Юрисдикция же в отношении конкретных лиц, виновных в этих преступлениях, является в принципе универсальной и может осуществляться не только национальными, но и международными судами [10, ст. 1-3; 14, ст.5].

В резолюции ГА ООН 96 (1) от 11 декабря 1946 года утверждается, что «геноцид, с точки зрения международного права, является преступлением» [11, абз.4]. Эта же формулировка была воспроизведена в преамбуле и ст.1 Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. и нормах других международных соглашений в этой области [1, 110-117; 5].

Нюрнбергские принципы стали правовой основой для принятия международно-правовых актов об ответственности за геноцид и другие международные преступления. Политика геноцида, проводимая каким-либо госу­дарством, дает право государству, чьи граждане от этого не страдают, поставить, тем не менее, вопрос о международной ответственности государства. Международная уголовная юрисдикция распространяется на лиц, совершивших акты геноцида и преступ­ления против человечности.

Анализ политико-правовой природы армянской политики геноцида азербайджанского народа дает нам основание считать, что она направлена на истребление целого народа, с целью захвата и присвоения его исконных земель, какими бы она не прикрывалась лозунгами [12, 145]. Изучение специальных источников и фактических документов позволяет делить армянскую политику геноцида азербайджанского народа на следующие этапы:


  1. 1905-1907 гг. – начало политики геноцида;

  2. 1918-1920 гг., продолжение и структурализация политики геноцида;

  3. 1948-1953 гг., годы массовой депортации азербайджанцев;

  4. 1988-1994 гг., пиковая фаза физического и морального геноцида азербайджанцев.

Исходя из архивных документов, только в начале кровавого ХХ века из Западного Азербайджана (ныне территория Армении) было изгнано более 2,2 миллиона азербайджанцев, являющихся коренными жителями на данной территории, причем, с кровавыми бойнями, фашистской жестокостью и вероломством, истреблено более 500 тысяч невинных людей. В Западном Азербайджане из 2 310 сел около двух тысяч являлись азербайджанскими. Из них уничтожены полностью или армянизированы 1 800 сел до 1920 года, а в 1988 году жители оставшихся 186 сел численностью более 250 тысяч человек были изгнаны из своих очагов на уровне политики правительства Армении, в течение одного дня, разграблены, подвергнуты неслыханным жестокостям, из которых погибло 460 ни в чем не повинных людей.

После переселения армян в 1828-1829 гг. в Азербайджан азербайджанцы благосклонно воспринял и приютил их во всех уголках своей земли [6, 483]. В конце XIX века, опираясь на ст.61. Берлинского трактата (1877) армянские националисты начинают совершать террористические акции в Турции. В 1880-1890-х гг. возникают националистическо-террористические армянские организации – «Арменакан», «Гнчак», «Дашнакцутюн» и др., которые подготавливали и осуществляли политику террора и геноцида против тюрков, против азербайджанцев. В программе партии «Гнчак» есть такое предложение: «Убивать турок и курдов в любых условиях». Не добившись «успехов» в Турции, армянские партии при поддержке «католикосата и зарубежной диаспоры» решают провести политику геноцида в Закавказье, с целью добиться своих сепаратистических целей, венцом которых является осуществление бредовой мечты о «Великой Армении от моря и до моря». На это было направлена политика геноцида в 1890-х гг. в Турции, в ХХ в. в Закавказье, то же происходит и сегодня вокруг т.н. «карабахской проблемы». В начале ХХ в. армянские националисты начали планомерно выживать азербайджанцев с их этнических земель [8]. Начавшиеся в Баку первые действия армян против азербайджанцев перекинулись в Шушу, Зангезур, Иреван, Нахчыван, Ордубад, Эчмиадзин, в Джеванширский и Газахский уезды.

Уже в 1903 г. в Шуше и Тбилиси «Дашнакцутюн»ом организуется серия убийств. «Население терраризовано, особенно тем, что убийцы и их повелители остаются неоткрытыми и безнаказанными. Характерно, что Эчмиадзинский монастырь содержит и прикармливает сотни турецких армян, людей разбойничьего вида и образа жизни» - свидетельствует об этом времени Величко В. А. в своей книге: «Кавказ. Русское дело и междуплеменные вопросы» [3, 24].

В 1905-1907 гг. в Баку, Гяндже, Иреване, Нахчыване, Карабахе, в Газахском уезде, Зангезуре, в окрестностей Гейчи, Мегри и других местах от рук армянских зинворов (солдат) погибли тысяча азербайджанцев. Политика геноцида этого периода отражена в книге М.С.Ордубади «Кровавые годы» (1911), который был свидетелем этих преступлений и получал сведения от очевидцев. 9 июня 1905 г. армяне напали на азербайджанское село Такия (Эчмиадзинского уезда). Жители вынуждены были покинуть село. Село было уничтожено. После этого в этом уезде было разрушено 9 известных азербайджанских сел.

29 июля 1906 г. армяне в Кафане разрушили рудник и напали на село Кархана. Часть безоружного населения была зверски убита. Особенно жестоко были убиты 30 азербайджанских женщин. В этот день армяне разрушили села Халадж, Салдашлы, Инджевар, Дашнов, расправились с населением. Когда армяне напали на село Гатар, русские солдаты и офицеры не защитили мирное азербайджанское население. Село, в котором в 750 домах жило 3 500 человек, было разрушено и полностью сожжено. 9-13 августа 9 азербайджанских сел превратились в развалины. Особенно жестоко и коварно были уничтожены старики, женщины и дети азербайджанского села Саггарсу: «Все люди заплакали, потому, что … они увидели отрезанные головки 15 грудных младенцев, лица которых казались живыми» - пишет М.С.Ордубади по словам очевидцев. В 1907 г. армяне начинаю резню в Гянждинском, Газахском уездах. Гянджинский губернатор сообщал 9 августа 1907 г. в Петербург, что на села бедных азербайджанцев «послана примерно стотысячная армия зинворов» (солдат).

В 1918-1920 гг., после того, как в Закавказье были созданы три суверенные республики – Азербайджан, Грузия и Армения, впервые за 1 500 лет получившая независимость Армения, одержимая старыми идеями создания «Великой Армении» за счет соседей, начала вести государственную политику геноцида, как против азербайджанцев, так и против грузин. В 1918-1920 гг. территориальные претензии дашнакского армянского государства привели народы Южного Кавказа к кровавым столкновениям, резне, появлению беженцев. Попытки Армении силою присоединить Ахалкалаки и Борчалы, вошедшие в состав Грузии, Карабах, Нахичеванский край и южную часть бывшего Елизаветпольской губернии, входивших в состав Азербайджана, привели к войне с Грузией (декабрь 1918 г.) и долгой кровопролитной борьбе с Азербайджаном, в результате которой население этих районов сократилось на 10-30%, и ряд поселений был в буквальном смысле слова стерт с лица земли. По данным статистических источников, указывается, что из проживающих в 1918 г. в Армении 575 000 азербайджанцев в 1922 г. осталось всего 10 000 (1,75%) человек, то есть были изгнаны и жестоко истреблены 565 000 человек.

С 1918 г. армянские вооруженные отряды, являясь составной частью армии Армении, начали истреблять азербайджанцев во многих городах, деревнях Азербайджана. И не только. В январе этого года армяне напали на азербайджанские села уездов Ахалкалаки и Агбаба Тифлиской губернии. Были уничтожены, разгромлены и сожжены села Хорепя, Гогия, Веребан, Ток, окам, Гулалыз, Паткана, Сагамо, Куваша, Аладжа и Гумрис. Многие жители этих сел были убиты, раненных и беспомощных не щадили. 21 мая, оставшихся в живых, которые были взяты в плен, были расстреляны и проколоты кинжалами, после были сожжены. Так поступали фашисты в годы Второй Мировой Войны.

29 апреля 1918 г. армянами (тысяча солдат, вооруженные двумя пулеметами и двумя пушками) были зверски убиты 3 000 мирных азербайджанцев из села Гюмру, а также женщины, дети и старики из азербайджанских сел Иреванской области. 1 мая 1918 г. ок. сотни армянских всадников зверски уничтожили ок. 60 детей, женщин и мужчин из азербайджанских сел Шиштепе и Дюзкенд. В этот же день вооруженные армяне уничтожили и сожгли села Иреванской губернии – Аджараджа, Дангал, Муланыс, Мурджахет, Падызка, Гавур и Гумрус. Жители этих сел были убиты.

В марте-мае 1918 г. армяне совершили резню в Баку, Шемахи, Губе и Гекчае. 30 марта – 1 апреля 1918 г. для азербайджанцев является днями трагедии и геноцида. Руководил и осуществлял эту политику геноцида сам С.Шаумян. Геноцид в Баку был самым страшным. Тысяча убитых, уничтоженные дома, насилие и кровь – вот что господствовал в Баку.

1 мая 1918 г. армянские формирования окружили Губу, расстреляли город из пушек и пулеметов. Город был разрушен. Сотни мирных людей были зверски убиты. В губинском уезде армяне уничтожили, разгромили и сожги 122 деревень – Девечи, Саголджан, Эйнибулаг, Садан, Чархана, Сиязан, Рагимли и др. Были убиты многочисленное мирное население. В живых осталось очень мало людей, чудом оставшихся в живых.

И в советское время армянские националисты, прикрываясь коммунистическими лозунгами, продолжали политику геноцида. В это время использовалось такое средство геноцида, как депортация азербайджанцев. В 1948-1953 гг. из территории Армении, из своих исконных земель, были депортированы 144 654 азербайджанцев [8].

В 1988-1994 гг. Армянская ССР (с 1991 г. Республика Армения) ведет активную войну против Азербайджана. Старая политика геноцида нашла свое новое лицо. Были захвачены территории Нагорного Карабаха и земли вокруг него, оккупированы около 20 % азербайджанской территории. Убиты ок. 21 000 граждан Азербайджана, оккупированы ок. 700 населенных пунктов, ок. 4 000 мирных жителей взяты в заложники, ок. 870 населенных пунктов, 10 районных центров были уничтожены. 4 366 –социального объекта, 982 – библиотек, более 700 медицинских учреждений и т.д. были варварски уничтожены. В течении 1991-1994 гг. были убиты ок. 21 000 сыновей и дочерей азербайджанского народа, ок. 6 000 стали инвалидами. Вершиной армянской политики геноцида азербайджанцев стала ходжалинская трагедия: армянскими фашистами были зверски убиты 800 жителей (их них 63 – дети, 106 – женщины), 120 пропали без вести, ок. 1 300 попали в плен [13, 3-4].

Армянские националисты и их сторонники пытаются распространять лжеидею «геноцида армян» со стороны Турции в 1915 г., прикрываясь моральными принципами с целью оправдать свои террористические действия. «Они называют это терроризмом, я называю это сопротивлением» – отмечает в 1985 г. Патрик Деведжян, мэр города Антонии (Франция) [15]. Он был главным адвокатом многих армян, обвиненных в убий­ствах турецких дипломатов во Франции.

4 марта 2010 года Комитет по внешним отношениям Палаты представителей Конгресса США при соотношении 23 голоса «за» и 22 «против» проголосовал за принятие проекта резолюции № 252 о признании геноцида армян. По мнению члена комитета, демократа Билля Делаханта, принятие резолюции отрицательно скажется на начавшемся процессе нормализации армяно-турецких отношений [4].

Проект резолюции № 252 о признании геноцида армян поступил на рассмотрение Конгрессу США в начале 2009 года. Этот проект был аналогичен ранее представленному проекту резолюции № 106, который был одобрен 10 октября 2007 года комитетом по иностранным делам Палаты представителей, но не утвержденный в повестке дня заседания Палаты. Армянские националисты и их сторонники стремятся реализовать те принципы, которые были провозглашены ими в далеком прошлом, то есть «правительство Соединенных Штатов отказалось от дру­жеской позиции по отношению к Турции, своему ненадежно­му союзнику, официально признало исторический факт гено­цида армян и впредь поддерживало реализацию армянских территориальных требований [17]. Известно, что, добившись признания «геноцида армян» на международном уровне, армяне прослеживают иные цели: «осуждение и возмещение ущерба…; возвращение … территорий и возмещение … компенсаци­онного долга армянской нации» [16].

Азербайджанский народ никогда не забудет последствия этого целенаправленного геноцида, который составляет основу мифа арменизма. Арменизм – эта целенаправленная, реальная угроза [2, 151]. 23 февраля 1993 г. был издан указ Президента Азербайджанской Республики, общенационального лидера Гейдара Алиева «О раскрытии зверств против азербайджанцев и увековечении памяти жертв армянского терроризма» [9]. 18 декабря 1997 г. общенациональный лидер издал следующий указ общенационального лидера Г.Алиева: «О массовой депортации азербайджанцев из своих историко-этнических земель на территории Армянской ССР в 1948-1953 гг.» [8]. Особо важное значение, в деле увековечении памяти жертв геноцида азербайджанцев, имеет также указ общенационального лидера Г.Алиева «О геноциде азербайджанцев» от 26марта 1998 г. [7]. Азербайджанский народ никогда не забудет своих сыновей и дочерей, которые пали жертвами геноцида со стороны человеконенавистных армянских националистов.

1   ...   54   55   56   57   58   59   60   61   62


Verilənlər bazası müəlliflik hüququ ilə müdafiə olunur ©azrefs.org 2016
rəhbərliyinə müraciət

    Ana səhifə