AZƏrbaycan miLLİ elmlər akademiyasi fəLSƏFƏ VƏ HÜquq institutu “Siyasi nəzərəiyyələr” şöbəsi




Yüklə 0.95 Mb.
səhifə2/12
tarix22.02.2016
ölçüsü0.95 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Rəna Mirzazadə

Fəlsəfə elmləri doktoru

МОДЕРНИЗАЦИЯ СЕМЬИ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ

За последние десятилетия XX века как в Азербайджане, так и в странах Европейского Союза (ЕС), произошли глубокие социально-экономические и демографические перемены. Низкая рождаемость, не обеспечивающая простого воспроизводства населения, старение населения и рост иждивенческой нагрузки, возрастающая роль миграции, трансформация модели брака и рождаемости, изменение статуса женщины и движение к гендерному равенству, проблема совмещения занятости и семейных обязанностей, либерализация законов, касающихся контрацепции, абортов и разводов – все это, по мнению многих авторов (1), характеристики социально-демографической ситуации в странах ЕС Азербайджана. Следствием этих изменений стала эволюция во взглядах на политику в области народонаселения, в том числе на политику, направленную на положение семей.

Основные принципы Семейной политики в независимом Азербайджане успешно претворяются в жизнь. Дав высокую оценку семейным ценностям, Президент Азербайджана Ильхам Алиев в своем выступлении на заседании Кабинета Министров Азербайджанской Республики отмечал: « Я могу ответственно сказать, что для нашего народа семейные ценности родные и близкие сердцу. В действительности, это наши национальные ценности… В развитии нашей страны, в целях дальнейшего укрепления нашей независимости и для полного утверждения национальных ценностей роль и высокое положение семейных ценностей неоспоримо»(2). Таким образом, высоко оценивающий важность семейных ценностей, ее устоев Президент Азербайджана Ильхам Алиев сделал очередной шаг в области усовершенствования Семейной политики.

Семья относится к фундаментальным общечеловеческим ценностям, поскольку интегрирует в себе высшие духовные ценности истины, добра, красоты на уровне как эмоционально-чувственного, так и рационального сознания. Семья – довольно консервативное образование, она меняется медленно. И сказать, что она как-то принципиально изменилась нельзя. Она вообще меняется сейчас в мире, это связано с более глобальными культурными течениями, изменениями культуры. Естественно это нас тоже непосредственно касается.

Изменились статусы внутри семьи и очень сильно. Семейные ценности, воплощаясь в личности, выступают внутренним стержнем человека, и, будучи их носителем, личность транслирует их в социум. Именно поэтому формирование духовного мира личности осуществляется первоначально в семье. Ценности семьи лежат в основе индивидуального характера, мировоззрения личности и способны обеспечивать социальное единство через идентификацию человеком своей истинной сущности. Следовательно, семейные ценности формируют семейные отношения, которые представляют собой совокупность взаимодействия сознания, чувств, воли, способов духовно-практического освоения мира, выступая не менее значимым механизмом формирования духовного мира личности.

Сегодня возникают новые типы семьи, отличные от классической моногамии, а именно внебрачные семьи, альтернативные семейные стили и альтернативные браки (4; c. 23). Внебрачные семьи можно разбить на неполные вследствие развода, овдовения и материнские вследствие «внебрачной» рождаемости. К альтернативным стилям поведения можно отнести последовательную полигамию (повторные браки) и фактические браки (4; c. 198). Фактические браки приобретают возрастающую популярность как в западном мире, так и в Азербайджане. Фактические браки или сожительства чаще всего встречаются среди молодых людей. Стоит отметить, что сами исследователи, занимающиеся данной тематикой, постоянно выделяют все новые типы семьи. Так, С. Голод (3; 212) пишет о том, что альтернативные браки могут быть представлены регулярно-раздельными браками и открытыми браками. В регулярно-раздельных браках муж и жена на определенной стадии предпочитают жить раздельно в течение длительного промежутка времени, они выбирают пространственную изоляцию, чтобы предотвратить рутинизацию отношений, бытовые коллизии, тем самым достигнуть максимального удовлетворения индивидуальных запросов. В открытых браках супруги не признают развод как лучшее решение проблем. Они становятся независимы в интеллектуальной и профессиональной сфере. Также можно отдельно обозначить такое понятие, как двоеженство, то есть существование официальной семьи наряду с неофициальной.

В связи с разнообразием форм семейной жизни, возможностью как мужчине, так и женщине самой планировать то, когда заводить семью, в какой форме, с желаемым числом детей, а также в связи с тем фактом, что многие становятся родителями, не будучи супругами, можно сказать, что родительство, супружество, любовные отношения и семья все больше отдаляются друг от друга, образуя отдельные институты (6). Многие хотят иметь детей, но для этого можно и не состоять в браке. Совместно проживать и иметь детей возможно и без заключения брака. «Супружество более не обязательно предполагает совместное проживание, совместное проживание возможно без заключения брака, деторождение далеко не всегда происходит в браке» (7). Тем не менее, в риторике государственных документов основная поддержка направлена на определенный тип семьи – «здоровую, законопослушную и традиционную» семью, основу которой составляет супружеская пара с детьми или без (8; №11 (167),с.121).

Семья достаточно подвижна, обладает гибкостью форм и видоизменяется, адаптируясь к новым реалиям. Помимо желаемой и по-ощряемой государством нуклеарной семьи, состоящей из супружеской пары и детей (желательно двух), можно выделить такие виды семьи, как фактические браки или сожительства, повторные семьи, внебрачные семьи, как неполные в силу развода или овдовения, так и материнские, а также гомосексуальные союзы, о существовании которых стали говорить больше в последнее время, но все же не так открыто, как в Европе. Поэтому традиционная семья не может больше оставаться центральной моделью семейной политики (6; с.328). Тем не менее, как было указано выше, а также в подтверждении этого, как показывает О. Хазова (10; с.44), в современной России существуют тенденции к возрождению именно традиционной семьи с четким распределением ролей. Это значит, что роль мужчины – быть основным добытчиком, способным зарабатывать деньги, чтобы содержать жену и детей, а женщины – успешно исполнять роли жены и матери, отвечать за домашнее хозяйство.

Эти семьи часто называют типичными и благополучными, так как они являются опорой государства, поддерживаются как образец, основная модель социального института семьи. Соответственно все остальные семьи (неполные семьи как материнские, так и ставшие неполными в силу развода, многодетные семьи) можно назвать нетипичными и некоторые из них – неблагополучными в связи с зависимостью от материальной поддержки государства, бедностью, разводом, потенциальной криминогенностью, воспитанием детей одним родителем, многодетностью. Такие семьи стигматизируются, и отношение к ним приобретает негативную окраску. Но не все желают иметь двух детей, кто-то хочет больше или меньше; не все смогли найти себе супруга на всю жизнь; не все хотят скреплять себя узами брака, кто-то хочет большей свободы и самореализации. Почему бы не создать условия, в которых любой тип семьи мог существовать и развиваться наилучшим образом, полноценно выполняя функции благополучной или типичной семьи (11)

На данный момент вырисовывается такая картина: семья принимает новые формы, а государство хочет сохранения традиционной семьи, разрабатывая программы, направленные именно на данный тип семьи. Дело в том, что хотя моделей и существует множество, главной в Азербайджане является одна. Для того чтобы как-то обозначить ее, назовем эту модель азиатской. Ее суть состоит в том, что доминирование мужчины в семье рассматривается как само собой разумеющееся. Женщине же отводится подчиненная роль: она должна сидеть дома, обслуживать мужа и детей, а муж в свою очередь, должен содержать семью. Хозяйственные функции женщины также рассматриваются как нечто от нее неотъемлемое.

Определение модели как «азиатской», во-первых, безоценочно, во-вторых, принято по внешним признакам – так как данная модель в большей степени соответствует восточному - и особенно – азиатскому менталитету, а в-третьих – условно. Условно – потому, что такая модель не является исключительно достоянием Азии, или шире – Востока. В прежние времена она была распространена по всему миру. Но когда начала развиваться прогрессивная цивилизация современного типа, начала меняться и система общественных отношений, в результате чего азиатская модель, которая еще может быть названа традиционной, сегодня характерна для Запада в меньшей степени. Она уходит.

Использование азиатской модели, взятое в масштабах общества, в современных условиях эффективным не является, поэтому необходимо переходить к модели другого типа.

Но дело не ограничивается ее неэффективностью. Жизнь по азиатской модели имеет следствия, которые с нашей точки зрения, безусловно, должны быть отнесены к недостаткам, требующим искоренения. Тезис о главенстве в семье мужчины, очевидно, не совместим с идеей равенства в семье. На практике такое неравенство выливается в отсутствие уважения к женщине, причем не только в семье, но и в обществе в целом. В тех кругах, где распространена азиатская модель семьи, женщина рассматривается как человек второго сорта. Такое отношение особенно ощущается на контрасте.

Ведь азиатская модель семьи сложилась не случайно. В прошлые времена жизнь была существенно тяжелее, чтобы выжить, требовалось усилие двоих, а также жесткое распределение ролей. Работала известная закономерность: чем сложнее условия, тем строже порядок. В наше время условия изменились, и в Азербайджане они не самые плохие. Поэтому допустимая степень свободы существенно больше.

Азиатская же модель сегодня не только неэффективна, но и невыгодна ни мужчине, ни женщине. Женщине она невыгодна потому, что принижает ее социальный статус и человеческое достоинство, принижает в моральном плане, но им не ограничивается и, переходя в план материальный, вовсю эксплуатирует женщину, загружая тяжелым хозяйственным трудом. На мой взгляд, то, что в этом случае мужчина обязан заплатить за нее, например, в ресторане, перечисленного не компенсирует.

Мужчине такая модель тоже невыгодна, поскольку, хотя и наделяет статусом главы семейства, одновременно превращает его в кормильца всех своих иждивенцев, в результате чего он тоже теряет многое, начиная от личной свободы и заканчивая здоровьем, поскольку чтобы прокормить семью ему приходится и много работать, и много переживать по этому поводу.

Несмотря на все трудности и противоречия современного общества, традиционная семья продолжает выживать, однако уже не благодаря, а вопреки тому, что происходит в действительности. При этом зачастую семья вынуждена решать свои проблемы исключительно самостоятельно, автономно. Семья в современном обществе превращается в семью «специализированного типа» в отличие от многофункциональной семьи прошлого, который был присущ универсализм деятельности. Сегодня семья специализируется в качестве субъекта потребительского производства, что обусловлено ограничением экономической и воспитательной функции. (12; с. 71-74). Можно и дальше критиковать азиатскую модель, но мы на этом остановимся. Пора переходить к конструктиву. Итак, какой же должна быть новая модель семьи, чтобы в большей степени соответствовать современной реальности и быть свободной от недостатков предыдущей?

В данной статье семья рассматривается как совокупность индивидов, состоящих, по меньшей мере, в одном из трех видов отношений: кровного родства, порождения, свойства. Доминирование одного из названных отношений и его характер (упрощенно говоря, от крайней формы половозрастной зависимости до соответствующей автономии) могут служить критериями, определяющими исторический этап эволюции моногамии. Исходя из этой логики, и были сконструированы следующие идеальные типы: патриархальный, или традиционный, детоцентристский, или современный, супружеский, или постсовременный. В настоящее время все эти типы функционируют параллельно, но в каких моделях и пропорциях — вот в чем основная исследовательская задача.

Наиболее архаичный тип — патриархальный: ведущие отношения — кровнородственные, явная зависимость жены от мужа, а детей от родителей. Главенство мужа осуществляется благодаря сосредоточению в его руках экономических ресурсов и принятия основных решений, в связи с чем и происходит жесткое закрепление ролей.Было бы упрощением полагать, что изживание приоритетов главы семейства и сопутствующих ритуалов происходит с легкостью. Отнюдь. Немало свидетельств указывают на инертность и противоречивость этого процесса.

Действительно, с одной стороны, наблюдается не только заметное распространение патриархальной моногамии, но и наличие многообразных ее моделей, характерных для тех или иных этнических общностей и географических районов страны. С другой, — эти принципы в текущем столетии в большинстве регионов подверглись пересмотру. И когда сегодня подчеркиваются кризисные явления, то надо знать: речь идет главным образом о патриархальных моделях семьи. На самом деле эмансипация женщин и все сопутствующие ей социально-экономические и нравственные перемены подорвали (но не ликвидировали) основы авторитарности и, как следствие — изменение матримониального поведения, рост числа разводов и внебрачной сексуальной практики и др.

Немало специалистов усмотрели в обозначенных тенденциях угрозу семье как социальному институту и стали активно призывать к реставрации. Сторонники этой идеи игнорируют взаимозависимость семейных моделей и ценностей глобального общества. Право же, призывать к форсированному разрушению традиционного типа — бессмысленно. По-видимому, и в обозримые годы для какой-то части населения Азербайджана (нет сомнения, незначительной) ведущие жизненные потребности и ожидания будут сводиться к внешне устойчивому браку, "домашнему очагу", профессионально незанятой жене, многодетности и т.п.

Свобода выбора партнера, по моему убеждению, подразумевает и свободу расторжения брачных отношений, если они складываются неудачно. А так как вероятность ошибок при выборе супруги(га) исключить нельзя, то частота разводов, по меньшей мере, не должна снижаться. Недаром со второй половины столетия развод стал рассматриваться многими исследователями как атрибут брака. В рамках исламской цивилизации развод долгое время оставался либо запретным, либо исключительным фактом. Законодательно разрешенный в большинстве индустриальных стран, он тем не менее оставался до середины 60-х годов маргинальным явлением, накладывал на тех, кто к нему прибегал, самое настоящее клеймо. В дальнейшем произошел переход от развода как крайней меры к статусу нормального решения и стал банальным поступком, вписывающимся в суть брака. Поэтому удивляться приходится, согласимся с французским социологом, не тому, что много разводов, а напротив, их относительно малому числу. По-видимому, уточняет специалист, прошлые блага союза образуют зачастую нечто вроде кредита, который не истощается в критической ситуации. Сохранение эмоциональной солидарности создает капитал, компенсирующий утрату иллюзий. Помимо того, цена развода нередко слишком обременительна, влечет за собой внезапный отказ от привычек, придающих уверенность. Он предполагает реорганизацию повседневной жизни и социальных связей.



По мнению исследователей, в настоящее время все большее распространение получает «серийная моногамия», то есть повторные, чаще послеразводные браки мужчин и женщин. Причем в условиях современного общества это явление достигает таких масштабов, что способствует мнению самих представлений о браке как пожизненном союзе мужчины и женщины, когда он все больше рассматривается как «временный альянс, который может быть расторгнут в любое время по желанию одного из супругов. Данное положение в сфере семьи и семейных отношений и примирительное отношение к нему как к обыденному явлению отражают нарастание инстуционального кризиса семьи, последствия которого столь угрожающе проявляются в современной динамике демографических процессов. Нужно ли доказывать: чем богаче и многообразнее типы и модели семьи, тем они внешне менее устойчивы. И это — плата за прогресс. Необходимо, как это ни банально звучит, смотреть правде в глаза: классическая моногамия (но не единобрачие), господствовавшая в христианском мире на протяжении XIV-XIX веков, сужает свои границы. Появление немоногамных форм исследователи нередко объясняют сложностью становления современных и постсовременных моделей семьи. Это одна из вероятных, но далеко не самая удачная версия. Другая может быть сформулирована так. Альтернативы — свидетельство всплеска фундаментальных потребностей человека в формотворчестве, в поиске счастья, в такой, казалось бы, интертной и рутинной сфере, какой видится обыденному сознанию семья. К наиболее представительным альтернативным союзам относятся фактические браки (cohabit), повторные браки (remarriage) и семьи с неродным родителем (stepparenting). Сегодня сам институт брака сохраняется, но рядом с семьей утверждаются различные ее альтернативные формы существования, в том числе и достаточно нетрадиционные формы партнерства, все более ориентированные на обеспечение комфортных условий жизни. Однако следует заметить, что для полноценного, нормального, психически здорового человека никакой комфорт не заменит собственной семьи. Развитие душевных свойств человека, формирование его духовного мира наиболее полно достигает своего развития только в семье. Молодые люди во всех странах полагают, что ни любовные клятвы, ни заверения в вечной верности не делают брак прочным, отношения могут быть стабильными, в большой мере, благодаря рождению желанного ребенка. Исходя из этого, юноши и девушки предпочитают интенсивное общение, включая и сексуальную близость, но юридически оформляют свои отношения чаще всего лишь в том случае, когда по обоюдному согласию зачинают ребенка. Вместе с тем, эти контакты, даже существующие достаточно долго, правовым закреплением могут и не завершиться.Таким образом, кроме официально оформленных браков в Азербайджане имеют место и неофициальные браки, это в большинстве случаев религиозные браки. Хотя следует отметить негативное влияние на личность отсутствие официальной регистрации брачных отношений, как юридическое оформление. Это обесценивает значимость семьи как социального института и как базисной ценности общества. В Азербайджане не проводилось подобных опросов. Однако имеются косвенные подтверждения распространенности молодежного сожительства, так называемый гражданский брак, который на наш взгляд приводит к деградации ценностей фамилизма. По данным Государственного Комитета Статистики в 2000 году в неофициально зарегистрированных браках было рождено 6 282 ребенка, что составляет 5,4% всех рожденных детей. Уже с 2003 года число детей из незарегистрированных браков резко возросло. Так, в 2003 году их численность составила 12 тысяч. На следующий год – 2004, в незарегистрированных семьях родилось приблизительно 27 тыс. детей, это составило 20,3% всех рожденных детей в Азербайджане. В 2010 г. 25,4 , в 2011 г. -31 тыс. , в 2012 г. – 27 тыс., в прошлом – 2013 г. 150 тыс. детей были рождены в семьях официально незарегистрированных. Защитники прав человека заявляют, что разводы в таких семьях намного больше, чем объявлено. В таких семьях их процент составляет приблизительно 40%. Несмотря на большое количество таких браков уровень разводов в них не исследован.(14) Основываясь на динамике рождения внебрачных первенцев, регистрируемых по заявлению обоих родителей, зафиксировала существование фактических браков в самых молодых возрастах (матери от 15 до 19 лет). По ее убеждению, большинство сожителей надеются когда-нибудь вступить в брак, и рождение ребенка стимулирует это событие. В нашей стране повторные браки стали играть существенную компенсирующую роль, в основном по отношению к союзам, распавшимся вследствие развода. При этом матримониальная судьба мужчин и женщин после развода складывается не всегда одинаково. Разведенные или овдовевшие мужчины вступают в повторные союзы намного чаще, чем женщины. Так, в целом по Азербайджану в 2013 году число браков по сравнению с 2012 годом увеличилось на 10,3%. Если в 2012 году число заключенных браков составило 78.480, то в 2013 году составило 86.594. Соответственно увеличилось число разводов, если в 2012 году их численность составляла 11.182, то уже в 2013 году число разводов составило 11.849 (14). Это в сравнении с 2010 годом на 1 901 факт больше. Выходит из 8 сформированных молодых семей 1 разваливается. Исследования показали, что тенденция к распаду семей получила развитие с 2004 года в этом году было зарегистрировано всего 7 тыс. разводов. Но уже в 2005 году их численность приблизилась к 9 тыс., а уже в 2010 году, как уже отмечалось выше, превысила 10 тыс. рубеж.(14) Следовательно, налицо определенные сдвиги в сторону сближения их матримониального поведения: число вступивших в повторный брак мужчин сокращается, а женщин, напротив, возрастает. Такие союзы сопровождает клубок противоречий, особенно в тех случаях, когда женщина, имеющая ребенка, рожает и в повторном браке (stepparenting). Пределы семьи становятся расплывчатыми, характер же отношений женщины с бывшим "мужем-отцом" и актуальным "мужем-отцом", ребенка с матерью, отцом и отчимом, сводных братьев (сестер) между собой — неопределенным и запутанным.

Изменения, происходящие в ценностных ориентациях людей, оказывают определенное влияние на восприятие семьи как необходимой составляющей человека и общества. Исследователи связывают это с процессом глобализации, который знаменует собой «не только наступление особой эпохи в развитии человеческой цивилизации, но и сопровождается фундаментальными изменениями и переменами в укладе и образе жизни людей, в социальном устройстве и управлении, в характере общественных связей (15; с.64-66). А это напрямую отражается на формировании внутреннего мира личности и не может не актуализировать в этом смысле формирование новых моделей семьи в современном обществе.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Захаров С. Перспективы рождаемости в России: второй демографический пере¬ход // Отечественные записки. 2005. № 3; с. 124–140; Клупт М. Демография регионов Земли. СПб.: Питер, 2008; Римашевская Н. Семья и дети в условиях транзитивной экономики // Социальный капитал и социальное расслоение / Под ред. Джудит Л.Твигг и Кэйт Шектер. М.: Альпина Паблишер, 2003.

2. İlham Əliyev. Azərbaycan Respublikasının Nazirlər Kabinetinin iclasında çıxış. “Xalq” qazeti, 23 apr., 2009, 86 (26 144).

3. Голод С.И. Семья и брак: Историко-социологический анализ. СПб.: Петропо¬лис, 1998. с. 92

4. Голод С.И., Клецин А.А. Состояние и перспективы развития семьи: Теоретико-типологический анализ: Эмпирическое обоснование. СПб.: С.-Петерб. филиал ин-та социол. РАН, 1994

5. Римашевская Н. Семья и дети в условиях транзитивной экономики // Социальный капитал и социальное расслоение / Под ред. Джудит Л.Твигг и Кэйт Шектер. М.: Альпина Паблишер, 2003

6. Ловцова Н. «Здоровая, благополучная семья – опора государства»? Гендерный анализ семейной социальной политики // Журнал исследований социальной политики. 2004. Т. 1. № 3/4. С. 330; Захаров С. Перспективы рождаемости в России: второй демографический переход // Отечественные записки. 2005. № 3. С. 130

7. Иванов С. Новое лицо брака в развитых странах // Население и общество. Информационный бюллетень ЦДЭЧ ИНП РАН. 2002. Июнь. № 63; Захаров С. Возрастная модель брака в России // Отечественные записки. 2006. № 4

8. Климантова Г.И. Государственная семейная политика – важнейшая политическая стратегия современной России // Семья: XXI век. Проблемы формирования региональной семейной политики // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2002. № 11 (167). С. 121

9. Захаров С. Возрастная модель брака в России // Отечественные записки. 2006. № 4

10. Хазова О. А. Семейное законодательство: результаты проведенной экспертизы // Гендерная перспектива российского законодательства: теория и практика // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2002. № 4 (160)

11. Нетипичная семья: проблемы и решения: Материалы научно-практической конференции. М., 2002

12. Бондаренко Н.Г., Лепехина Е.В., Суховеева Н.Д. Анализ состояния семьи как важнейшего общественного института. «Семья – культура – образование в изменяющейся России». Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Саратов,2009

13. news.day.az/society/458537.html

14. news.day.az/society/458525.html?crnd=55256 ; Virtualaz.org

15. Гезалов А.А. Глобализация как результат трансформаций. Сборник материалов Международной научной конференции «Судьбы национальных культур в условиях глобализации». В 2-х томах, Челябинск, 2010, т.-1


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


Verilənlər bazası müəlliflik hüququ ilə müdafiə olunur ©azrefs.org 2016
rəhbərliyinə müraciət

    Ana səhifə