А. А. Абаимова, С. А. Варакин, А. А. Гордин, Е. Д. Гордина, И. В. Рулева, Е. В. Таманова




Yüklə 0.74 Mb.
səhifə2/3
tarix17.04.2016
ölçüsü0.74 Mb.
1   2   3
Часть III. Система образования и просвещение горожан в 1930 –е годы (на материалах Автозаводского района г. Горького).

На заре своего развития советская система образования и воспитания молодежи исходила, прежде всего, из тезиса, сформулированного В.И. Лениным, о том, что «вместе с преобразованием старого капиталистического общества учение, воспитание и образование новых поколений, которые будут создавать коммунистическое общество, не могут быть старыми» [24]. Он подчеркивал, что «старая школа» была «школой учебы, она заставляла людей усваивать массу ненужных, лишних, мертвых знаний» [24], «старая школа вырабатывала прислужников» [24]. При этом глава советского правительства подчеркивал необходимость сохранение отдельных сторон «старой школы», так как «пролетарская культура должна явиться закономерным развитием тех запасов знания, которое человечество выработало» в прошлом [24]. Перед системой образования ставилась задача подготовки всесторонне развитых членов коммунистического общества. «И нужно, что Коммунистический союз молодежи свое образование, свое учение и свое воспитание соединил с трудом рабочих и крестьян, чтобы он не запирался в свои школы и не ограничивался лишь чтением коммунистических книг и брошюр. Только в труде вместе с рабочими и крестьянами можно стать коммунистами», - отмечал В.И. Ленин [24].

Во второй половине 1920-х годов в связи с началом индустриализации на повестку дня был поставлен вопрос о политехнизации школьного образования.

В 1931 году в районе насчитывалось три школы: две фабрично-заводские семилетки (на Восточном и Западном поселках), в которых обучались советские ребята, и одна «особая» школа, предназначенная для детей иностранцев, трудившихся на Автострое [25]. Самая большая школа располагалась на Западном поселке – здесь обучалось примерно 1200 учащихся, и около 500 ребят посещали занятия на Восточном поселке [25]. На Западном поселке занятия проходили в небольшом холодном бараке и «мизерном доме» бывшей сельской школы (с 3 классными комнатами). Фабрично-заводская семилетка (ФЗС) на Восточном поселке располагалась в бараке. Заводская многотиражка констатировала в сентябре 1931 года: «Не говоря уже о полнейшей неприспособленности этих зданий, - они не могут удовлетворять предъявленным требованиям даже с количественной стороны» [25]. Обучение в ФЗС Западного поселка проводилось в три смены. Причем на площади в 20 – 25 квадратных метров размещалось по 30-40 человек [25].

В отношении политехнизации школ ситуация была крайне сложной. ФЗС должны были готовить кадры высококвалифицированных рабочих для будущего автогиганта. На практике в школе на Западном поселке имелось два холодных барака, отведенных под школьные мастерские (в одном из них было несколько тисков и сверлильный станок, в другом - верстаки). ФЗС на Восточном поселке школа располагалась в бараке, мастерских в ней не было. Обе школы осенью 1931 года заключили договоры с предприятиями - литейным цехом автозавода и гаражам 13 Стройтреста. «Однако дальше формального подписания договора дело не пошло. Никаких попыток дать учимся производственную практику, никакого содействия политехнизации со стороны предприятий-шефов не заметно», - отмечала газета «Автогигант» [25].

Первое время в школах катастрофически не хватало буквально всего - учебников и тетрадей, парт и стульев. Но самым главным был страшный дефицит квалифицированных педагогических кадров. В 1931 году в школе на Западном поселке насчитывалось 32 учителя, причем все - без высшего образования. Преподаватели первого концентра имели образование 9 классов школы, некоторые из них прошли краткосрочные курсы. Во втором концентре – преподаватели, закончившие педтехникум. Дело с учителями осложнялось еще и тем, что, несмотря на директивы ЦК, приравнявших педагогических работников в отношении снабжения к нормам промышленных рабочих, кооперативная организация в 1931 году долго не могла определиться, к какому списку – первому или третьему, отнести учителей [25]. В итоге - «качество учебы в школе, - писала заводская многотиражка, - не может стоять на высоком уровне. Слабость дисциплины мешает сколько-нибудь регулярно наладить занятия» [25].

В «особой» иностранной, или американской, школе (она располагалась на Американском поселке) условия для занятия иностранных детей были лучше, по сравнению с тем, как учились их советские сверстники. Но дело «скверно обстояло» с учебными пособиями, планами, программами, преподавателями [25]. В 1931 году эту спецшколу посещало 30 ребят, разделенных на две группы по знаниям, соответствующим 4 и 6 группам ФЗС. Педагогический коллектив состоял всего из двух учителей. Все занятия велись на английском языке. Ученики, распределенные на две группы, изучали русский, английский, финские языки, математику и обществоведение [25].

Осенью 1931 года ситуация в сфере образования района оставалась крайне сложной. Газета «Автогигант» писала, что если строительство новой капитальной школы ФЗС в Соцгороде «не будет форсировано (а на это есть все предпосылки), то вне стен школы остается 800 чел. детей» [26]. Строительство большой трехэтажной каменной фабрично-заводской семилетки Соцгорода (фабрично-заводская десятилетка № 1 имени Горького) задерживалось [27]. В дальнейшем с открытием в 1932 году этой первой капитальной школы положение в системе районного образования заметно улучшилось [28]. Процесс обучения стал системным и четким. И, по существу, именно с этой школы и начинается истории среднего образования на Автозаводе.

Изначально вся образовательная система района была сориентирована на подготовку кадров для Горьковского автозавода. Как и на других предприятиях страны в конце 1920-х – начале 1930-х годов, она строилась на идеях НОТ (Большую работу в этом направлении проводили Центральный институт труда (ЦИТ), возглавляемый А.К. Гастевым – основоположником советской научной организации труда) [29], концепции «непрерывного обучения» [30]. Кузницей кадров автогиганта называли Профтехкомбинат предприятия, историю которого, вероятно, следует начинать с 1931 года, когда стали действовать отдельные его структуры еще за пределами промышленного района [31]. Профтехкомбинат, размещавшийся в специально построенном для него громадном четырехэтажном корпусе, состоял из семи различных учебных заведений (школа ФЗУ; автотехникум; производственно-технические курсы; курсы по повышения квалификации инженеров, техников, мастеров; автошкола; филиал Горьковского индустриального института им. Жданова и рабфак) [32]. В 1934 году в Профтехкомбинате обучалось с отрывом и без отрыва от производства 5 000 человек [32].

В 1934 году газета «Автогигант» писала: «всего три года существует автозаводская школа ФЗУ. За этот срок она добилась немалых успехов. Во втором всесоюзном соревновании школа взяла 2- е место по Союзу. За три года завод получил 1251 человек квалифицированных рабочих из молодежи. Большинство наших ребят выпущено со 2-3 разрядами. После перестройки работы школы (срок обучения - 10 месяцев) мы даем выпускникам 3 и 4 разряды… В короткие сроки мы выпускаем квалифицированных токарей, фрезеровщиков, авторемонтеров, контролеров, слесарей… Все увидели, что фабзайец – достойная смена старых кадровиков» [33]. Бригадир ремонтной базы УРГАЗ Погодин отмечал: «Мне дали бригаду «фабзайцев». Их было 13 человек. Ну, думаю, будет с ними канитель! Но уже через некоторое время пришлось отбросить эту мысль. Я убедился, что в школе их воспитывают как сознательных, дисциплинированных рабочих социалистического завода» [34]. Дирекция завода всегда внимательно относилась к запросам ФЗУ. В 1934 году руководство автогиганта выделило дополнительно 36 000 рублей на питание, завком также передал 14 000 рублей «фабзайчатам» на питание [33]. В конце 1933 года в Гнилицах открылся ночной санаторий для учеников ФЗУ. Только за 7 месяцев работы санатория в нем отдохнуло 175 физически слабых учеников. Для «фабзайцев» здесь были созданы все условия. В санатории имелись музыкальные инструменты, разнообразные игры. В нем работал массовик, который проводил игры с отдыхающими [35].

В 1931 году на Автозаводе насчитывалось 3 школы [36], в 1934 году – 18 (из них: 12 начальных и 3 неполных и 3 полных средних школы) [57]. Если в 1930-1931 году учащихся насчитывалось 543 чел. [36], то в 1935 году – 9 451 чел. [53] Количество учителей на Автозаводе составляло в 1930-1931 году 25 чел. [36], в 1934 -1935 г. - 248 педагогов [53].

Автозаводские школьники начала 1930-х годов не только учились, но и активно занимались общественной работой. Пионеры в поселках, где они проживали, устанавливали шефство над бараками рабочих. Юные большевики в возрасте 10-14 лет проводили общие собрания жильцов, вывешивали плакаты и лозунги о подписке на займы пятилетки и выполнение Промфинплана, проводили субботники по уборке жилых помещений, боролись с пьянством и «религиозными заблуждениями» в среде рабочих, обучали их грамоте, устраивали концерты, проводили революционные праздники.

В школах практиковались социалистические соревнования за лучшую успеваемость учеников. Устраивались внутрисемейные соревнования между родителями и детьми. «Ребята вызывали отца или мать, работающих на заводе, быть примерными рабочими, и, в свою очередь, брали на себя обязательство - быть примерными учениками и пионерами. Причем по своей конкретности ряд таких договоров по соцсоревнованию мог служить образцом для взрослых», - отмечалось в отчете парткома автозавода за 1933 год [11].

В 1939 году на Автозаводе уже насчитывалось 30 школ, в которых обучалось более 16 000 школьников [53] и работало примерно 500 учителей [57]. Большая работа в эти годы проводилась в области ликвидации безграмотности (так, с 1936 г. по 1938 г. было обучено неграмотных 5492 чел., малограмотных - 7471 чел.; на 1 января 1939 г. в школах ликбеза обучалось неграмотных 1668 чел., малограмотных – 2987 чел.) [53].

Большую просветительскую работу проводила библиотека автозавода, которая начала формироваться в 1931 году. Первоначально она состояла из двух ящиков книг в вестибюле заводского комитета профсоюза. Потом ей передали две комнаты в нижнем этаже заводского клуба, в них расположились шесть стеллажей и два стола для читателей. Спрос на книги был колоссальным [37].

«Жажда знаний в те годы не знала предела», – отмечал И. Эренбург [39]. Особенно остро ощущалась нехватка художественной литературы [42]. Администрация предприятия постоянно организовывала поездки за книгами в Москву. Для увеличения книжного фонда партком и завком предприятия обратились в ЦК профсоюзов РАТАП и в правление Союза советских писателей с просьбой об оказании помощи книгами. Столичная библиотека иностранной литературы предоставила во временное пользование автозаводским коллегам одну большую передвижку [37].

Большую просветительскую работу проводила заводская библиотека (заведующие Зарубина, Чиркова, Т.Е. Вознесенская, И.И. Куприянов, В.Т. Солнцев). Опыта организации заводских библиотек тогда еще не существовало. Поэтому автозаводские библиотекари разработали собственную систему. Намного позже, в 1958 году, она была принята в качестве эталонной для построения структуры государственных и профсоюзных библиотек на крупных предприятиях. Основные фонды библиотеки разместились в 1932 г. Центральном клубе Соцгорода, а в производственных цехах были организованы ее филиалы.

Большинство читателей составляли рабочие, незначительную часть – ИТР и служащие. Учитывая низкий уровень грамотности своих читателей, библиотекой проводилось множество массовых мероприятий, рассчитанных на популяризацию книг и знакомство с ними именно малообразованных людей. Так, устраивались беседы, громкие читки, печатались специальные книги с крупным шрифтом. В 1934 году библиотечные работники приняли активное участие в Первомайской демонстрации, неся макеты книг, портреты писателей, лозунги, призывающие к чтению, содержащие информацию о книгах, пропагандирующие знания. Со специального красочно декорированного автомобиля разбрасывались листовки-приглашения в библиотеку с указанием адресов всех ее филиалов [37].

Вплоть до 1940 г. на заводе еще работали школы ликбеза, многие рабочие проходили обучение в учебных заведениях, кружках и на курсах и поэтому нуждались в самой разной литературе. С 1933 года начал работать созданный усилиями библиотечных работников кабинет самообразования, содержащий фонд справочной и учебной литературы, периодику, энциклопедии. Были составлены специальные тематические альбомы по ряду вопросов: 1) Программы учебных заведений, их адреса и правила поступления в них; 2) Подборки по актуальным темам жизни страны; 3) Советы, как выбирать и читать книги, вести конспект, готовить доклад и др. [42] Об открытии кабинета автозаводцев информировали специальные листовки, изданные тиражом 500 экз. и раздаваемые всем посетителям филиалов библиотеки. Формы работы кабинета отличались большим разнообразием: проводились групповые и индивидуальные консультации по разным вопросам, предоставлялись справки по запросам читателей, составлялись индивидуальные читательские планы с учетом предпочтений и требований конкретного человека, проводились лекции и беседы по политическим вопросам, истории партии, общеобразовательным дисциплинам, основам марксистско-ленинского учения и т.д. Одной из самых востребованных услуг была помощь в подготовке к поступлению в учебные заведения. Под эгидой кабинета самообразования действовало несколько организованных в соответствии с интересами автозаводцев кружков (английского и немецкого языка и др.). Одним из самых любимых был кружок популяризации науки. В лекционном зале проходили вечера занимательной физики, химии, биологии, математики, астрономии. После лекции Т. Горяинова об устройстве Вселенной по просьбам рабочих появился кружок астрономии. На крыше клуба был установлен телескоп, в который кружковцы наблюдали в теплые летние ночи движения небесных светил. Основной формой массовой работы с читателем были громкие читки [37]. Вот описание одной из читок: «Утро в прессовом цехе… еще через час позовет гудок на утреннюю смену, а в цехе людно. Народ спешит. Куда?

- «Пошли скорей! В цехе злоумышленник, - шепчет работница в красной косынке, подхватив свою подругу под руку. Подходя к цеху, она по складам прочла на афише одно это слово.

- «Пошли скорей, - торопит она недоверчивую подругу, - там разберемся на месте».

Красный уголок заполнен до отказа. Звучит рассказ Чехова «Злоумышленник». Рабочие слушают внимательно, с большим интересом. А дальше, как всегда, - большой разговор. Мало кто говорит о рассказе, все выступающие говорят о жизни, выступающие разоблачают цеховых воров, бракоделов» [37].

В 1934 г. на автозаводе были организованы двухмесячные курсы чтецов. На заводе по инициативе комсомольской организации молодые рабочие стали сдавать литературный минимум по «специальным маршрутам» (например, Бабель «Конармия», Новиков-Прибой «Цусима», Толстой «Петр 1», Гладков «Энергия» и др.) [40].

Библиотекой Горьковского автозавода, появившейся одновременно с началом его строительства, прилагались огромные усилия для ликвидации неграмотности и малограмотности среди рабочих, помощи в учебе, поступлении в учебные заведения, популяризации знаний. В пропаганде книги, в расширении читательской аудитории важная роль принадлежала заводской газете «Автогигант». Именно это печатное издание, появившееся в 1930 году, стало самой востребованной газетой рабочих, инженеров и служащих предприятия (главные редакторы С.Л. Козьменко, П.И. Бурага, В.Г. Макаров, Ю.В. Мирецкий, М.В. Кузнецов, М.В. Драгунов, М.А. Камчатов, А.М. Недосугов) [41]. Руководил заводским издательством И.В. Бибихин. Газета старалась объективно отразить все стороны жизни трудового коллектива. Ее корреспонденты (А.В. Рудаков, З.А. Розанова, И.О. Филиппов, П. Кузнецов, В.В. Ефимкин (Булыжник) и другие) принимали активное участие в решение сложных производственных вопросов, рассказывали о передовиках производства, оперативно реагировали на письма читателей. В 1934 году в газете появилось приложение «Литературный Автогигант». Заводская многотиражка был не просто газетой, а настоящим собеседником инженеров и рабочих.

В 1930-е годы росла сеть клубных учреждений. Так, в 1933 г. было 4 клуба (с пропускной способностью 1650 чел.) и один театр с пропускной способностью 930 чел. [58]. Большой популярностью у автозаводцев пользовались Центральный клуб Соцгорода (ЦКС) и Щитковый театр, а одним из любых форм проведения досуга – просмотр кинофильмов. В клубах демонстрировались последние новинки отечественной и зарубежной киноиндустрии. В 1930-е годы самым популярным фильмом стал «Чапаев». Вот что писала заводская многотиражка: Весть о прибытии фильма на Автозавод «быстро разнеслась по цехам и поселкам» [43]. Заявки на билеты даны уже на целую пятидневку. Театр Щиткового поселка «был набит битком» [43]. В первый день 29 ноября 1934 г. фильм посмотрело 906 чел. партийного и профсоюзного актива. Во второй день - рабочие механического цеха, вечером - работники центральной лаборатории, ОТК. 1 декабря - 1 760 рабочие прессового цеха, типографии «Автогиганта» и ИТР. За три дня фильм посмотрели 4 143 человека. Рабочий Семенов отмечал: «Я не могу вспомнить на одного кинофильма, такого захватывающего, как «Чапаев»… от каждого кадра фильма… веет жизненной правдой» [43]. Массового зрителя собирали киноленты «Бэлла», «Завтра ночью», «Тарас Трясила», «Москва – Кара-Кум – Москва» и др. В ККЗ, Щитковом театре, ЦКС часто устраивались спектакли.

В конце 1930-х - начале 40-х гг. исторический жанр в кино активно развивался и пользовался огромным успехом у зрителей. Примерами этого могут служить фильмы «Петр I», «Салават Юлаев», «Гибель «Орла»», «Суворов», «Богдан Хмельницкий», «Александр Невский», «Минин и Пожарский» и др. Перед демонстрацией фильмов зрителям показывались кадры великих строек индустриализации, заводы, музеи, концертные залы и другие достижения страны, тем самым подчеркивалась мощь и величие Советского Союза. Большинство из этих фильмов не сходили с экранов кинотеатров годами. Активное сотрудничество литературы и кино, несомненно, способствовало популяризации художественных произведений. Для постановки или экранизации отбирались безупречные в художественном и идеологическом отношении произведения именно в связи с огромным воспитательным воздействием радиопостановок, фильмов и спектаклей. Например, Ф.И. Шаляпин, рассказывая о своем посещении фильма «Петр I», отмечал, что «получил удовольствие» и ушел, «по уши переполненный гордостью за Русь» [38].

Итак, в период 1930-х годов наблюдалось динамичное развитие образовательной сети промышленного района. Школы, библиотеки проводили большую работу с населением Автозавода. Многие «вчерашние крестьяне» благодаря колоссальной просветительской деятельности становились грамотными, приобщались к произведениям мировой художественной культуры.

Часть IV. Деятельность общественных организаций в городской среде 1930 –х годов

Общество воинствующих материалистов-диалектиков ведет свою историю с 1924 года. В июне 1924 года состоялось общее собрание членов-учредителей. На нем присутствовали: Г.К. Баммель, В.А.Ваганян, Б.И. Горев, A.M. Деборин, Н.А. Карев, С.С. Кривцов, В.И. Невский, И.Е. Орлов, Д.Б. Рязанов, В.К. Сережников, И.Н. Стуков, А.К. Тимирязев, А.Я. Троицкий и А.Д. Удальцов. Отсутствовавшие члены-учредители - Н.И. Бухарин, И.М. Покровский - передали обществу воинствующих материалистов (ОВМ) свое приветствие и обещание принимать активное участие в деятельности общества. Л. Д. Троцкий, в частности, прислал письменное приветствие, в котором писал: «Вы намечаете три взаимно связанные задачи: пропаганду диалектического материализма, борьбу с идеализмом, борьбу с извращениями диалектического материализма. Думается, что эта последняя задача не менее важна, чем две первые, - уже по тому одному, что в нашей стране, которою руководит материалистическая партия, идеализм действует преимущественно обходными путями, пытаясь софистицировать и фальсифицировать материалистическую диалектику» [49].

Первое собрание целиком было посвящено выработке устава общества и выборам в его распорядительные органы. В Президиум общества избраны: Н.И.Бухарин, В.А.Ваганян, A.M.Деборин, И.К.Луппол, В.И.Невский, М.Н.Покровский и А.К.Тимирязев. Секретарем общества Президиум избрал И.Луппола. Для руководства редакционно-издательской работой Президиумом выделена специальная комиссия в составе Н. И. Бухарина, В. А. Ваганяна, А. М. Деборина и В. И. Невского [49].

Что же касается Устава, то, несмотря на обычный грозный тон («борьба с идеализмом», «борьба с извращениями» и т.п.), он обладал «либеральной» особенностью: чтобы облегчить основную задачу, записанную в Уставе («Разработка основ диалектического материализма»), прием членов в общество был более или менее свободным. В особенности уступки делались по отношению к естественникам. К этому вынуждало тогдашнее положение на теоретическом фронте.

В Общество входили лица, для которых наука стояла на первом плане, но интересовавшиеся философскими вопросами. Делалось все, чтобы в Общество пришли естественники, «идущие» к материализму. Так случилось, что в нем оказалось много ученых, обвиненных впоследствии в «механицизме».

В группу «механистов», которую возглавляли Л. И. Аксельрод и А. К. Тимирязев, входили А. И. Варьяш, И. И. Скворцов-Степанов, В. Н. Сарабьянов и другие. В группу «диалектиков», которую возглавлял А. М. Деборин, ученик Г. В. Плеханова, входили Я. Э. Стэн, Н. А. Карев, Г. К. Баммель и другие [49].

Основные усилия представителей «деборинской школы» были направлены на то, чтобы гальванизировать гегелевскую диалектику, доказать ее действенность, причем во всех ее частностях и деталях. При всей глубине философского мышления Г. В. Гегеля его концепция не могла не нести на себе печать культуры начала XIX века, и в постановке, и в решениях многих философско-методологических проблем она не могла не отразить особенности науки своего времени, многократно увеличенные идеалистической критикой естествознания, развернутой Гегелем в натурфилософии. Между тем сторонники А. М. Деборина пытались уложить достижения естествознания XX века в прокрустово ложе гегельянства. Поэтому обвинения «диалектиков» в схоластике, выдвигавшиеся со стороны «механистов», были во многом заслуженными. Навязывая науке XX века гегельянские схемы-триады, «диалектики» столь же безапелляционно обвиняли в идеализме тех ученых, которые мыслили самостоятельно и развивали оригинальные методологическо-философские идеи [49].

Спор между «механистами» и «диалектиками» был далек от научной полемики. Стороны не стеснялись в средствах, обвиняя друг друга в идеализме, ревизионизме, ликвидаторстве, схоластике, эклектике, антимарксизме, философской беспомощности и т.д.

Отсутствие научных аргументов нередко компенсировалось экстремистским фанатизмом в проведении своей позиции. Каждая из полемизировавших сторон не слушала аргументы и контраргументы другой стороны [49].

Напряжение в отношениях между деборинцами и механистами достигло кульминации в 1928 году, когда из ОВМ ушли механисты, и произошел раскол. Деборинцы организовали новое Общество с несколько видоизмененным названием: «Общество воинствующих материалистов-диалектиков» (ОВМД). Первыми действительными членами явились учредители Общества: Гессен Б.М., Губанов М.И., Деборин A.M., Карев Н.А., Левит С.Г., Маньковский Л.А., Митин М.Б., Невский В.И., Подволоцкий И.П., Стэн Я.Э., Разумовский И.П., Тащилин И.Г. Во главе Московского ОВМД стал известный пропагандист марксизма-ленинизма и диалектического материализма А.М.Деборин. В начале 1929 года, ОВМД стали возникать в большинстве крупных городов и областей СССР [49].

На 1 октября 1931 года Общество воинствующих материалистов-диалектиков насчитывало ориентировочно 300 человек. Для организации в районах отделений ячеек ОВМД и групп содействия были командированы члены правления. Были созданы районные отделения в Сормово, в Балахне, Починках, Канавино, ячейки ОВМД в Нижнем Новгороде, Автострое. Нижний Новгород являлся центром Нижегородского округа, также были Балахнинский, Богородский, Борисово-Покровский и др. [49]

Общество воинствующих материалистов-диалектиков являлось пролетарской массовой организацией, которая объединяла «передовых, сознательных» участников социалистического строительства, ведущих на основе генеральной линии коммунистической партии борьбу за теоретические основы марксизма-ленинизма против всех видов идеализма, в его грубом или завуалированном виде, против религиозной проповеди и буржуазной методологии в различных областях теоретической мысли, против всякого рода ревизионизма и оппортунизма.

Пропаганда велась на основе марксистко-ленинской философии, внедрение ее во все области науки должно было осуществляться на основе большевистской непримиримой борьбы на два фронта: против механицизма, являющегося главной опасностью и против меньшевиствующего идеализма и примиренчества к ним.

Вся работа общества была проникнута ленинской партийностью философии и во всех конкретных науках, будучи подчиненным активной защите генеральной линии партии против «правого» уклона, как опасности, против «левых» загибов и контрреволюционного троцкизма в примиренчестве к ним [49].

Деятельность организации осуществлялась как внутри общества так и вне его. Внутри общества происходила разработка положительных актуальных, боевых вопросов марксисткой теории, обсуждались новейшие выступления представителей антимарксистских течений в СССР и за границей. В тоже время разрабатывались проблемы исторического материализма, обсуждались методологические проблемы естествознания [49].

Ячейки ОВМД развертывали активную работу на Автострое на следующих направлениях:



  1. борьба на два фронта в теории и на практике против механицистов, как главной опасности на данном этапе и меньшивиствующего идеализма и примиренчества к ним; против всех видов оппортунизма, против «правого» уклона и «левого»;

  2. работа по всемирному развертыванию пропаганды диалектического материализма среди широких масс по повышению теоретического уровня партийных рабочих и колхозного актива, помощь в организации и работе партийного просвещения на предприятиях и учебных заведениях, активное вовлечение широких слоев населения в ряды ОВМД, в частности крупных промышленных центров и районов сплошной коллективизации;

  3. борьба против религии; широкое развертывание антирелигиозной пропаганды среди ячеек совместно с Союзом Воинствующих Безбожников (СВБ); работа по теоретической и методической разработке вопросов антирелигиозной пропаганды;

  4. разработка силами членов актуальных проблем социального строительства и международной революции переходного периода, вопросов ленинского философского наследства;

  5. ведение широкой работы по пропаганде технических знаний, координируя эту работу с соответствующими организациями на местах, разработка вопросов марксистко-ленинской методологии техники, участвуя в просмотре программ, ведение пропаганды диамата среди инженерно-технических кадров;

  6. принятие активного участия в разработке и просмотре программ, учебных планов, ведя подготовку новых научных кадров;

  7. ведение работы по массовой пропаганде естествознания и применению марксистко-ленинской методологии в отдельных дисциплинах;

  8. участие в военной пропаганде и работе научно-исследовательских институтов;

  9. ведение борьбы за марксистко-ленинскую методологию в истории, экономике, педагогике [49].

Вся массовая работа ячеек была направлена на защиту генеральной линии партии, на развертывание большевистской самокритики и мобилизации масс вокруг актуальных проблем социалистического строительства. С этой целью ячейки прорабатывали теоретическую основу хозяйственных планов работы учреждений и предприятий, активно участвовали в разработке вопросов встречного планирования, ударничества, социального соревнования, в борьбе за промышленно-финансовый план, ликвидацию обезлички, перестройки системы зарплаты и т.д. При этом вся деятельность была направлена на создание нового типа «безбожного человека». Основные задачи массовой работы ОВМД – перестройка своей работы – «лицом к производству и коллективизирующейся деревне» [49].

Для осуществления поставленных задач ячейки ОВМД практиковали следующие формы работы: устройство широких собраний, докладов и лекций по важнейшим проблемам марксизма-ленинизма и современного естествознания в преподавательской среде. Целью этого было воспитание в студентах атеистического мировоззрения. В ВУЗах проводились доклады по актуальным проблемам переходного периода, прорабатывались решения партии. Для повышения культурного уровня рабочих и крестьян создавались кружки по изучению диамата, истмата, экономики, вопросов культурной революции, текущей политики. Власть считала, что создать «безбожного человека» можно лишь приобщив трудящихся к главным достижениям культуры человечества, тем самым отвратив их от религиозного мировоззрения. Для рабочих также устраивались ночные вечера, массовые экскурсий в научно-исследовательские организации. Главным средством антирелигиозной пропаганды были СМИ, в первую очередь пресса, немаловажную роль играло радиовещание в агитации народных масс. При этом в колхозы и на заводы направлялись агитбригады с тем, чтобы отвернуть людей от церкви, для этого проводились беседы, давались концерты, сочинялись лозунги, частушки. ОВМД стремилось повышая культурный уровень населения бороться с религией [49].

Особенное внимание обращалось на теоретическое освещение актуальных проблем социального строительства на данном предприятии, учреждении, колхозе. Эти проблемы должны были освещаться широким массам. Основными методами в работе общества были: соцсоревнования ячеек, самокритика, ударничество, практика бригадных форм работы, выделение постоянных или временных бригад для проведения или разработки тех или иных вопросов. Также немаловажная роль отводилась работе с женщинами, активисты ОВМД стремились бороться с пережитками патриархального строя, выступая за равные права для них во всех сферах жизни общества [49].

Ячейки ОВМД должны были работать под руководством партийных организаций, выполняя партийные задания в текущих хозяйственно-политических кампаниях, помогая теоретическому воспитанию партийных и комсомольских масс на местах. Они обращали внимание на работу среди специалистов и научно-технических сил, оказывая посильную помощь организациям: Всесоюзной ассоциации работников науки и техники для содействия социалистическому строительству в СССР (ВАРНИТСО), Обществу врачей и т.д [49].

Другой общественной организацией, формировавшей мировоззрение общества, был Союз Воинствующих Безбожников (СВБ). Эта организация возникла на основе «Общества друзей газеты «Безбожник»», преобразованного в 1925 в Союз безбожников (впоследствии Союз воинствующих безбожников СССР - СВБ) - массовую организацию, насчитывавшую к началу 1930 года около 5 млн. членов. На Автострое в начале 1930-х гг. было 6 безбожных бригад: 4 безбожные бригады состояли из учащихся «Шумпа», бригада Цибулина и бригада печников [50].

СВБ выполнил под руководством партии большую работу в области массовой пропаганды атеизма, издания антирелигиозной литературы и ее распространения, подготовки квалифицированных кадров атеистов-пропагандистов, а также в деле привлечения к пропаганде широких слоев интеллигенции. Работавшее под руководством Центрального Совета СВБ антирелигиозное издательство опубликовало много книг и брошюр по актуальным вопросам истории религии, критики идеологии, вероучения и политической роли религий, имевших распространение в СССР, по теории и истории атеизма, методике пропаганды, а также ряд специальных учебников [50].



В 30-е гг. антирелигиозные издательства усердно штамповали потоки атеистической литературы. Только за 1930 год было выпущено 418 антирелигиозных книг и более 37 миллионов 299 тысяч листов-оттисков общим тиражом 20 миллионов экземпляров. В 1931 году выпустили 313 названий «безбожных» книг и 32 миллиона 741 тысячу листов-оттисков общим тиражом 12 миллионов экземпляров. Тираж газеты «Безбожник» вырос до 50 тысяч экземпляров в начале 30-х гг., журнала «Безбожник», - до 200 тысяч экземпляров. Выходили и другие центральные антирелигиозные издания, а также 18 местных изданий на 18 языках. РПЦ за это время не издала ничего. Из этого следует, что на каждого советского человека в 1930-е гг. было издано по книге или брошюре антирелигиозного содержания [50].

Но и 2-я «безбожная пятилетка» также закончилась полным провалом. Причиной тому стало то, что в 1933-1934 гг. интенсивность прямых гонений на РПЦ сократилась, и государство несколько ослабило давление на решение религиозного вопроса. В 1935 году, по официальным данным, СВБ фактически развалился. В нем оставалось 350 тыс. членов, а взносы составили лишь 35 тыс. руб. (тогда как в 1933 году - 200 тыс.) [50] Издание антирелигиозной литературы резко сократилось.

СВБ резко активизировало свою деятельность в 1937 году, когда возникла необходимость в идеологическом обосновании нового гонения на РПЦ. СВБ активно поддерживал «процессы церковников». Организация стала нужна в первую очередь для разжигания примитивной ненависти, для озвучивания фантастических обвинений представителей духовенства в антисоветской деятельности. Здесь же было возобновлено печатание газеты «Безбожник». В самом СВБ началась борьба за власть, что привело к падению его авторитета [50].

Безбожная работа считалась одним из участков борьбы, общеклассовой борьбы на фронте социалистического строительства. Религия при этом считалась основным оружием классового врага. Методика антирелигиозной пропаганды была поставлена на марксистко-ленинскую основу.

Нижегородский край являлся одним из крупных пролетарских районов, в котором развернулось огромное строительство. Его центром стал Автозавод. 2 мая 1930 года в торжественной обстановке в присутствии рабочих - строителей завода, рабочих делегаций из Нижнего Новгорода, МосквыДзержинска, представителей партийных, профсоюзных и общественных организаций города состоялась закладка будущего завода.  История района ведет отсчет с 1931 года, когда Президиум Нижегородского Краевого Исполнительного Комитета рассмотрел вопрос об организации Райсовета в Автозаводском районе, где на тот момент завершалось строительство Нижегородского автомобильного завода имени В. М. Молотова (современный Горьковский автомобильный завод - ГАЗ) [50]. К тому времени на его территории проживало около 30 тысяч человек. В этом же году были заселены первые пять жилых домов Соцгорода, началось строительство хлебозавода, фабрики-кухни, школы, прачечной, бани, клуба, столовой. В 1932 году вступил в строй автомобильный завод, давший жизнь и ставший неотъемлемой частью района. 

Вокруг этой масштабной стройки широко развернулась борьба за большевистские темпы работы. Активно включились в дело соцстроительства активисты СВБ, взявшие автозавод под особое наблюдение, прикрепив к нему членов президиумов Советов. Помимо организационных задач они также развернули организационно-массовую работу. Большое внимание со стороны безбожников уделялось «сырой рабочей массе», недавно только вышедшей из деревни и особенно перестройке мировоззрения этих слоев трудящихся, по части ликвидации у них пережитков старого, религиозного быта и внедрения нового коммунистического отношения к труду [50].

В 1930 году состояние антирелигиозной работы на Автострое (с 1932 года Автозавод), было неудовлетворительно: недостаточность сдвигов в работе СВБ района, наличие организационной неоформленности и неработоспосбности ячеек общества. Все это имело место в силу отсутствия подготовленного актива, недостаточного внимания руководства, участия в безбожной работе со стороны партийных организаций, слабой помощи и содействия со стороны комсомольских, профессиональных и кооперативных организаций, невыполнения решений Крайкома ВКП (б) о создании материальной базы СВБ [50].

В связи с этим, на основе постановления Секретариата Крайкома ВКП (б) от 18 июня 1930 года, была усилена бдительность СВБ на Автострое, борьба и решительный отпор левым заскокам и право-оппортунистическому отношению к антирелигиозной работе. Кроме этого была налажена связь руководства с районом, укреплены инструкторско-исследовательские функции, увеличено число платных работников до 7 человек. Контроль за выполнением приходной части сметы Президиума СВБ было поручено Массовому Сектору Крайкома. Райпарткому было поручено обратить особое внимание на организацию и укрупнение антирелигиозной работы в районе, оказать безбожному движению помощь в деле подготовки кадров и подбора соответствующих работников в райсовет СВБ, а также в деле изыскания средств для этой задачи. Так же ими были приняты меры по повышению активности членов и кандидатов ВКП (б) и ячеек в борьбе с религиозными и бытовыми предрассудками. Партчастью НижкрайОНО было организовано 6 антирелигиозных курсов [50].

В 1931 году антирелигиозная работа на Автострое была включена в план кульстроительства, обращалось внимание на работу безбожных ударных бригад и цехов, которые должны были быть ударными не только в производственном отношении, но и в борьбе с религией, в борьбе за новый безбожный быт. Совместно с профсоюзами проводились конференции безбожных ударных бригад, создан премиальный фонд для отличившихся. Активисты переводились на хозрасчет, создавались технические кружки. Ячейки СВБ боролись за снижение себестоимости, за улучшение качества и количества продукции, одновременно с этим безбожники привлекались к участию в работе на заводах в тематических кружках, марксистко-ленинских, безбожных и других. Постоянной базой для развертывания массовой пропагандисткой работы в цехе были заводские клубы, цеховые красные уголки. Активисты безбожного движения вовлекали в ряды СВБ своих товарищей. На Автострое были выписаны платные антирелигиозники [50].

Боевой задачей безбожников Нижегородского автогиганта было помочь освободиться от религиозных предрассудков, приносимых из деревни, а также воспитание в духе безбожия, в духе ленинизма.

В 1932 году был создан Городской совет СВБ в Нижнем Новгороде, которому подчинялся Автозаводский Райсовет. К этому моменту в районе было 6 ячеек, которые вели безбожную работу. Они являлись центром всей антирелигиозной деятельности. На Автозаводе имелось 2 платных работника, которые усилили безбожную работу среди трудящихся города и улучшили оперативное и дифференцированное руководство Районным советом. Его финансовая база составляла 5 тысяч в год, слагаемая в доходной части из ассигнований Профкоопорганизации и отчисления от членских взносов и прочих поступлений. В апреле 1932 года были проведены Районные конференции с повестками дня: «О перестройке работы СВБ» и выборы делегатов на Горконференцию. Этим занималось Оргбюро АМО [50].

Особое внимание было уделено антипасхальной кампании. До ее начала Крайкомом ВКП (б) дано было письмо с практическими указаниями по подготовке, созваны были совещания краевых советских, профессиональных и общественных организаций, даны были задания по антирелигиозной работе отъезжающим уполномоченным Крайкома. В помощь агитаторам и докладчикам Агитмассовым отделом Крайкома была выпущена методоразработка «Против весенних кулацко-поповских праздников» тиражом 5000 экземпляров, высланных в район.

Автозаводским Райсоветом СВБ, совместно с партийными организациями проведены были инструктивные совещания и семинары для докладчиков. В ряде районов были проведены инструктивные совещания секретарей ячеек СВБ и актива.

Впервые применялись новые формы массовой работы: антирелигиозные политдни. Групповые агитаторы были проинструктированы на совещаниях и в агитколлективах, после чего проводили беседы в цехах, по бригадам. Агитаторы пользовались методразработками Крайкома [50].

Однако за отдельными исключениями районные и низовые партийные, профессиональные, комсомольские и другие общественные организации недооценили значения антипасхальной кампании и не развернули своевременной массовой и организационной подготовительной работы.

Клубы Автозавода провели антирелигиозные вечера, однако качество их неудовлетворительно: слабая посещаемость, слабое художественное обслуживание, недостаточно квалифицированные доклады.

Общеполитические условия в которых она проходила ставила перед всей организацией СВБ Автозавода следующие основные вопросы:


  1. Выполнение исторических решений 17 Всесоюзной и 3 краевой партконференции, выполнение и перевыполнение плана великих работ 4-го завершающего года пятилетки;

  2. Своевременное выполнение планов 3-й большевистской весны;

  3. Укрепление обороноспособности страны, мощи Красной армии. Помощь в работе Осоавиахима;

  4. Проверка перестройки работы СВБ на основе 6-ти указаний Сталина;

  5. Интернациональное воспитание безбожников, укрепление международной рабочей связи. Борьба за социо-культурные мероприятия, за проведение всеобщего 7-ми летнего обучения, за политехнизацию школы, за всеобучение, усиление работы по ликвидации неграмотности [50].

Особенностью этой кампании являлось совпадение дней «пасхи» с первомайскими днями. Антипасхальная кампания проводилась с 5 апреля по 5 мая. Этот период был объявлен ЦС СВБ на Автозаводе ударным. В середине апреля 1932 года состоялась перекличка о ходе кампании, было выпущено 25 тысяч однодневных газет.

В ходе кампании были мобилизованы безбожники на выполнение и перевыполнение промфинпланов, проверена работа существующих ударных безбожных бригад, организованы новые. Были выпущены специальные стенгазеты с достижениями ударников. Организованы вечера с отчетами бригад. Безбожники участвовали в походе за овладение техникой, смотре работы кружков, сборе рабочих предложений, изобретений, вступали в общество техмасс. Члены СВБ занимались реконструкцией городского хозяйства, культобслуживанием строителей Автозавода, устраивали субботники, освобождали город от царских эмблем, надписей, крестов, икон. Кроме этого укрепляли ячейки общества на строительных участках, вовлекали в соцсоревнование пришедших сезонников из колхоза и деревни, развертывали массовую работу в общежитиях, бараках, коммунах [50].

Автозаводские ячейки занимались культобслуживанием подшефных колхозов, путем организации художественных агит-бригад, фургонов кино и радио-передвижек, выписки газет, библиотечек. Каждая массовая поездка в колхоз способствовала его укреплению и передаче опыта производственного ударничества. Безбожники были мобилизованы на выполнение финплана 2 квартала, охват всех рабочих служащих подпиской на заем 3 решительного года. Ударники антирелигиозного движения проводили на Автозаводе смотр в школах, ставя основной задачей проверку перестройки работы, охват на 100% детей юным безбожным движением, вовлекали педсостав в антирелигиозное воспитание в школах, для чего подключали РОНО, Рабпрос МК. Не оставалось без внимания и смотр общественного питания и вопрос улучшения рабочего снабжения, борьба с очередями, развертывая массовую работу в цеху, бригаде, фабрике, заводе. Также продолжался сбор на безбожную подводную лодку [50].

Важнейшим условием успешного проведения поставленных задач кампании была борьба с право-оппортунистической недооценкой антирелигиозного фронта как одного из важнейших участков идеологического фронта, борьба с левачеством административными методами.

Формами и методами реализации кампании были:


  1. Созыв расширенных совещаний секретарей ячеек СВБ с представителями общественных организаций;

  2. Организация семинаров и консультаций для докладчиков и организаторов кампании;

  3. Посылка в колхозы и деревни агитационных и художественных бригад и групп;

  4. Организация вечеров показа достижений с отчетными докладами ячеек СВБ и рапортами ударных безбожников;

  5. Организация накануне 1 мая летучих безбожных митингов с вопросом о 100% вовлечении в демонстрации и предотвращение празднования «Пасхи»;

  6. Обеспечение 100% участия членов СВБ в первомайских демонстрациях;

  7. Создание агит-повозок в колхозах;

  8. Постановка пьесок, сценок и других «малых форм» в избах-читальнях;

  9. Выпуск красочных диаграмм, плакатов о достижениях СВБ [50].

В проведении антипасхальной кампании на Автозаводе принимали участие: фракция ГСПС, Горком ВЛКСМ, партчасть ГорОНО, фракция Горжилсоюза и городские союзы промкооперации. Культпроп обеспечил в школах и кружках проведение текущей политики. Дворцы культуры и клубы были отведены под антирелигиозные мероприятия, кампания широко освещалась в печати, заслушаны были доклады о состоянии Районного совета.

Основной политической задачей кампании были:



  1. Организация активности масс воинствующих безбожников города на выполнение производительных планов 1 года 2-й большевистской пятилетки;

  2. Дальнейшее укрепление городской организации СВБ, широкое развертывание массовой антирелигиозной работы, особенно среди новых рабочих, сезонников, домохозяек и других групп трудящихся, наиболее затронутых религиозным влиянием [50].

Основные мероприятия:

  1. Совещание на Райсовете Автозавода прошло 3 апреля;

  2. Мобилизованы в качестве докладчиков и беседчиков агитаторы партзвеньев, ВЛКСМ, безбожный пропагандистский актив, учительство, студенчество. Для подготовки докладчиков и беседчиков были проведены инструктивные совещания. Они были снабжены путевками и методразработками;

  3. Ход кампании был освещен в печати, антирелигиозники были посланы на село в помощь по весеннему севу;

  4. Было устроено для рабочих посещение в антирелигиозный музей;

  5. В клубах были проведены антирелигиозные вечера, кино-сеансы, спектакли;

  6. С 1 апреля по 16 апреля проведена перекличка школ по антирелигиозной работе, подытожив перекличку на районных слетах школьников-безбожников;

  7. Для трамваев, рабочих театров и улиц были отпечатаны антипасхальные лозунги;

  8. Во время кампании был усилен сбор средств на МТС (устройство субботников, отчисление однодневного заработка, кружечные сборы, сборы по подписным листкам);

  9. Организованы консультации по методике проведения кампании в Дворце Культуры и крупнейших клубах [50].

Как отмечал Горсовет СВБ на Автозаводе как сама антипасхальная кампания, так и сама подготовка к ней в крае прошла слабо. Формально проведено больше массовых мероприятий чем раньше, но качество их неудовлетворительно: аполитичность, отсутствие увязки с местными условиями, недефференцированность, оказевание, слабое привлечение художественных форм агитации.

23 ноября 1932 года вышло Постановление Секретариата Горкома ВКП (б), о проведении антирождественской кампании. Она прошла с 10 декабря по 10 января 1933 года под знаком решительного укрепления СВБ и привлечение культурно-отсталых верующих слоев трудящихся, к активному и сознательному участию в строительстве бесклассового социалистического общества [50].

Кампания использовалась в целях развертывания массового безбожного движения, за укрепление низового звена (ячеек СВБ) на Автозаводе, за вовлечение новых членов в ряды общества и широких масс безбожников к активному участию в социалистическом строительстве. Ее проведение было обеспечено идейно-политическим руководством, которое вело борьбу со всеми извращениями и недооценкой.

Центр тяжести массовой работы ложился на новые слои рабочих. В целях массового культурного обслуживания трудящихся района использовались культурные учреждения в первую очередь клубы. В бараках, общежитиях, на предприятиях города под лозунгом борьбы с прогулами, против «пьяного рождества» за ударный социалистический труд проводились беседы.

Обеспечение квалифицированными докладчиками было возложено на Горсовет СВБ, с ними проводились инструктивные совещания. Укреплялись интернациональные связи, путем посылки писем и широкой информации о жизни и борьбе заграничных безбожников [50].

В 1933 году вышло постановление Секретариата Горкома об укреплении антирелигиозной работы в городе. Отмечая ослабление руководства антирелигиозной работой со стороны районных и заводских парторганизаций, развал работы ячеек и коллективов СВБ. На целом ряде предприятий города, в том числе и на Автозаводе отмечалась неперестроенность работы.

Чтобы наладить антирелигиозную работу, районные советы и заводские ячейки были укреплены лучшими активистами-антирелигиозниками. В октябре была проведена отчетно-перевыборную кампанию ячеек и коллективов СВБ Автозавода, завершившаяся районной конференцией. Также состоялись совещания по укреплению безбожной работы. Была обеспечена оплата одного работника СВБ из районных средств. Организация СВБ на Автозаводе к своей работе привлекла научные силы города (институты, музеи), которые изо дня в день путем боевых форм и методов (лекции в цеху, в клубе, в общежитии, в бараках), вели борьбу с религией, пропагандировали, разъясняли научные основы марксизма-ленинизма; сочетая эту работу с организацией ударных бригад безбожников в борьбе за промфинплан, за улучшение материально-бытовых и культурных условий рабочих и работниц [50].

Заводские организации Автозавода оказывали практическую помощь в комплектовании антирелигиозного университета. Организовали безбожную работу в частях гарнизона.

В 1934 году наметился спад в безбожной деятельности на Автозаводе: ослабление участия в антирелигиозной пропаганде кадров научных работников, студенчества, учительства, бездействуют профсоюзы. ВЛКСМ в свою очередь перестал проверять, как райкомы выполняют данные им указания. Общим выводом является невыполнение указаний партийной конференции об усилении антирелигиозной пропаганды.

В 1935 году был предпринят ряд мер по активизации антирелигиозной деятельности на Автозаводе.

По линии руководства:


  1. Был укреплен Край СВБ, поднят его авторитет, он стал руководящим центром всей безбожной работы в районе, для этого он был освежен новыми работниками;

  2. Была выполнена задача по созданию авторитетного Райсовета СВБ;

  3. На Автозавод были выделены платные секретари Райсовета СВБ, которые не только организовывали, но и сами развертывали широкую безбожную работу в подшефном колхозе. Была организована сеть безбожных школ, кружков, семинаров, лекций;

  4. Антирелигиозная работа стала рассматриваться как составляющая часть партийно-массовой работы. Со стороны Крайкома партии были проведены специальные работы с секретарями РК, их заместителями и инструкторами культпропов, редакторами райгазет по вопросам антирелигиозной работы. Для этого использовались совещания, курсы, личные встречи, краевую печать;

  5. Инструкторы Крайкома и особенно инструкторы культпропа Крайкома систематически помогали Райкомам в развертывании антирелигиозной работы в районах [50];

По линии подготовки кадров безбожников:

  1. Для увеличения безбожного актива осенью 1935 года было создано годичное антирелигиозное отделение при Арзамасской СПШ для подготовки безбожников-пропагандистов;

  2. Для подготовки и переподготовки секретарей районных советов СВБ и руководителей антирелигиозных семинаров в районах - организовывались летом 1935 года 15-ти дневные антирелигиозные курсы с охватом 60 человек;

  3. Был изменен состав заочников ЗАИ и работа с ними так, что учебой стали охвачены в первую очередь районные работники СВБ и учителя.

По линии лекционной работы:

Лекция - доклад, живая беседа стала основной формой массовой антирелигиозной работы. Для поднятия качества и расширения практики лекторской работы в районе были проведены следующие мероприятия:



  1. Создана платная краевая лекторская антирелигиозная группа в составе А. И. Зыкова, М. Я. Брауде, И. И. Гордеева. Задачей лекторской группы и всех платных работников Край СВБ было обслуживание районов антирелигиозными лекциями, в том числе Автозаводского;

  2. В внештатную лекторскую работу были вовлечены все годные для этой работы профессора и преподаватели Горьковских ВУЗов С. Д. Зеленцова, А. А. Анохина, К. М. Дурасова), в первую очередь естественников, диаматчиков (В. Н. Шайкевич, Н. Н. Васяев, B. И. Маньковский).

  3. Была создана группа студентов из мединститута, пединститута, которые вели антирелигиозную работу. Для них были организованы антирелигиозные семинары, лекции, чтобы подготовить как лекторов в работе на Автозаводе.

  4. Лекции и беседы на антирелигиозные темы, были оживлены путем массового применения диапозитивов, кино и других наглядных пособий.

  5. Для Автозавода был намечен ряд лекций и докладов: «Религия и наука», «Борьба за социализм и религия» и др. Непосредственное руководство всей лекционной безбожной работы было возложено на краевой совет СВБ и на краевое лекторское бюро. Радиоцентр транслировал 2-х лекции в месяц по антирелигиозным темам. КрайОГИЗ выпустил ряд брошюр в помощь лекторам и пропагандистам-безбожникам автозавода [50].

По линии клубной деятельности:

Клубы и избы-читальни стали центрами антирелигиозного воспитания широчайших масс трудящихся города и деревни. Их работа не ограничивалась в постановке лекций, хотя это была их первейшая обязанность в области антирелигиозного воспитания масс. Широко использовались в клубах и избах-читальнях самые разнообразные способы антирелигиозной пропаганды: постановка антирелигиозных спектаклей, читки рассказов, стихов, организация, в особенности для молодежи, певческих хоров, драм-кружков, музыкальных кружков и др..

Учитывая, что в колхозах и среди молодежи антирелигиозные спектакли играли огромную агитационную роль, краевое правление союза советских писателей обеспечило клубы работами на антирелигиозные темы. КрайОГИЗом были выпущены антирелигиозные сборники в помощь самодеятельным кружкам. С заведующими клубов и изб-читален были проведены беседы [50].

По линии работы Комсомола:

Низкий уровень антирелигиозной пропаганды, сухость, скучность ее привела к тому, что молодежь проявляла зачастую слабое интерес в антирелигиозной работе, чем взрослые.

Комсомольская организация на Автозаводе стояла в стороне от антирелигиозной работы. В Крайкоме комсомола инструктора не считают нужным заниматься этим вопросом. По активизации автозаводского отделения комсомола были проведены следующие мероприятия:



  1. Проведены комсомольские курсы безбожников;

  2. Инструкторы были обязаны проводить антирелигиозную работу среди молодежи;

  3. На Автозавод были выделены 3 активных грамотных комсомольца;

Первичные организациии комсомола провели следующую работу: было выявлено, кто из комсомольцев имеет дома иконы, исполняет религиозные обряды, находится под влиянием верующих, определили, кто персонально из молодых ребят и девушек ходит в церковь, посещает сектантские молельни, кто поет в церковном хору. С ними была проведена воспитательная работа, организованы беседы, хоровые и драматические кружки. Была выполнена задача по пропаганде среди молодежи против хулиганства и пьянок во время поповских праздников. Комсомольцы Автозавода были застрельщиками в организации кружков антирелигиозной учебы, ячеек СВБ [50].

По линии школы:

Учитывая недостаточную работу учителя и школы по антирелигиозному воспитанию детей на Автозаводе - было проведено следующее:


  1. Ликвидирована практика выделения ответственных учителей по антирелигиозной работе в школе, так как это приводило к обезличке (освобождению всех учителей и директора от антирелигиозной работы);

  2. На летних и осенних учительских конференциях поставлены в план переподготовки учителей антирелигиозные вопросы;

  3. В школы были отправлены письма с указанием по вопросам безбожной пропаганды;

  4. КрайОНО, совместно с Край СВБ давало методические указания учителям обществоведам, естественникам и историкам о том, как лучше увязать прохождение учебной программы с выработкой антирелигиозного мировоззрения детей;

  5. Проводились в школах популярные антирелигиозные беседы, организовывались в школах силами школьников антирелигиозные вечера, спектакли и др.;

  6. Налажена антирелигиозная работа с верующими родителями, а также оживлена антирелигиозная работа пионер - организации в школах [50].

Учитывая огромную роль печати, не только в антирелигиозной пропаганде, но и в деле руководства и направления всей антирелигиозной работы - все районные газеты обязывались систематически помещать антирелигиозные статьи, заметки, освещать опыт антирелигиозной работы в районах, в колхозах, заводах - показывать лучшие и худшие примеры работы.

Задачей Райкома Автозавода в области антирелигиозной работы было:



  1. Заслушать отчет о его работе, пересмотреть его состав, укрепить его, включив в его состав одного из членов бюро райкома;

  2. Изучение антирелигиозности в районе, в каждом колхозе, заводе, состояния церкви и сектантства, методы их работы, состояние антирелигиозной работы в каждом колхозе, сельсовете, клубе и избе - читальне, поместив практические мероприятия по усилению антирелигиозной работы;

  3. Учет, изучение и расстановка кадров, определение участков работы каждого антирелигиозника. Лучшие силы были сосредоточены на опасных участках, где наиболее активны церковники и сектанты;

  4. Была организована сеть кружков антирелигиозников и ячеек СВБ, для них были выделены хорошие руководители из советской интеллигенции, в первую очередь из учителей;

  5. Был проведен партийный день по вопросам безбожной работы;

  6. Осенью была созвана конференция автозаводских безбожников [50].

В 1936 году, несмотря на все предпринятые меры, деятельность СВБ на Автозаводе снизилась.

На 1937 год организовано 170 ячеек СВБ в городе, из них на Автозаводе 67, ими охвачено было 5 600 человек. Проведено 345 бесед и собраний, ими было охвачено 5904 человека. Проведено было 30 экскурсий в антирелигиозный музей, и просмотрено кино на антирелигиозные темы, охватом в 3 500 человек.

28 Мая 1937 года было созвано областное партийное совещание по антирелигиозной пропаганде, которое создало резкий перелом в данном вопросе.

28 декабря 1937 года постановлением президиума Горьковского облисполкома было принято решение «...церковь в поселке Гнилицы ликвидировать с последующим переоборудованием под клуб». Храм Рождества Богородицы, ведущий свою историю с 1822 года, был осквернен и разграблен [50].

20 октября 1938 года состоялось заседание Секретариата Горьковского Горкома ВКП (б). На повестке дня одной из тем была работа Автозаводского Совета СВБ. На заседании постановили, что состояние антирелигиозной пропаганды в районе неудовлетворительно, пленумы не созываются, нет работы с активом СВБ, научные силы не привлечены к безбожной пропаганде. Комсомольские и профсоюзные организации не ведут антирелигиозную работу, большинство ячеек СВБ формально существуют только на бумаге.

Все это явилось результатом беспечности со стороны председателя районного совета СВБ и отсутствия должного руководства со стороны партийных организаций.

В связи с этим было постановлено:



  1. Указать председателю Райсовета СВБ, что основной задачей в его работе является: подбор и изучение кадров антирелигиозников, создание из них актива при райсовете СВБ, воспитание кадров и помощь им в практической работе;

  2. Обязать райкомы ВКП (б) в ноябре обсудить на партийных собраниях вопрос о состоянии безбожной пропаганды, а в декабре провести отчетные собрания ячеек и райсоветов СВБ, произвести выборы там, где руководители ячеек и райсоветов оказались непригодными;

  3. Прямой обязанностью ячеек СВБ являлась повседневная безбожная пропаганда и агитация трудящихся и особенно верующих, разъяснение им вреда религии и контрреволюционной роли церковников, путем лекций, бесед, экскурсий в музеи, путем личных бесед с верующими, уделяя особое внимание печати.

Партийные, комсомольские и профсоюзные организации должны были повседневно руководить организациями СВБ и оказывать им необходимую помощь.

10 июня 1940 года состоялось заседание бюро Горьковского Городского комитета ВКП (б). Бюро отмечало, что антирелигиозная работа в городе находится в плачевном состоянии. Многие парторганизации, в том числе Автозавода, не выполнили указаний Горкома об антирелигиозной работе, передоверив ее организациям СВБ. Слабое внимание безбожной работе уделялось со стороны Горисполкома, райисполкомов, отдельных ВУЗов и техникумов города, неэффективно использовались научные силы и культучреждения города. Плохо работали комсомольские организации.



В связи с этим было постановлено:

  1. Обязать все парторганизации города и Автозавода в июле обсудить на собраниях вопрос о состоянии антирелигиозной работы на предприятиях и в учреждениях города;

  2. Поручить райкомам ВКП (б) и парторганизациям крупных заводов создать на предприятиях постоянные агитколлективы безбожников, отделу пропаганды и агитации ГК организовать для них постоянный семинар;

  3. Организовать райкомам ВКП (б) безбожную работу среди депутатов, секционеров, домохозяек, учащихся, родителей, привлекая к этой работе учителей, врачей и другие культурные силы;

  4. Обязать профсоюзы обеспечить развертывание антирелигиозной работы среди членов союза, полностью используя ассигнования по назначению;

  5. Освободить председателя райсовета СВБ от других общественных обязанностей и запретить освобождение их от работы без согласия Горкома ВКП (б).

Для более эффективной антирелигиозной работы нижегородская краевая организация СВБ и Нижегородская краевая организация ОВМД заключили на XI съезде Нижегородских безбожников договор о социалистическом соревновании по следующим пунктам:

  1. ОВМД в целях усиления борьбы за марксистко-ленинское мировоззрение в целях пропаганды ленинизма, обязывалась в течение полугодового срока со дня заключения договора оформить, создать и наладить работу ячеек ОВМД и семинаров по диамату с центрами антирелигиозной пропаганды в Канавино, Сормово, Арзамасе, Дзержинске, Выксе и др. [51];

  2. СВБ обязывалось развернуть работу по вовлечению в ОВМД безбожного актива и наладить теоретическое его обучение, а так же активно помочь во всех упомянутых и других пункта края в создании групп и семинаров ОВМД;

  3. ОВМД обязывалось разрабатывать наиболее важные для социалистического строительства проблемы, в частности в области антирелигиозной работы ОВМД обязывалось в полугодие пересмотреть программы по диамату с целью включения тем о религии, дать не менее трех разработок по важнейшим вопросам антирелигиозной пропаганды, разработать проблемы: «борьба против Механицизма и меншивинствующего идеализма в антирелигиозной работе», «Ленинский этап в развитии атеизма», «корни религиозности СССР в Нижегородском крае» и др.; а также помогать в научно-исследовательской работе СВБ;

  4. СВБ обязывалось составить в течение трех месяцев единый план исследовательской работы по краю в области изучения религиозных верований и организаций, особенно современных, с целью лучшей борьбы с религией, наладить работу исследовательских коллективов в Нижегородском крае, и в конце полугодия подготовить не менее трех работ по важнейшим вопросам антирелигиозного движения в крае [51];

  5. ОВМД обязано было помочь в подготовке кадров СВБ, для чего представляла лекторов по диамату и важнейшим методологическим вопросам для семинаров повышенного типа, антирелигиозных университетов и курсов, для работы с учительством. Работа должна была быть налажена в два месяца;

  6. СВБ обязывалось наладить сеть антирелигиозных курсов и семинаров и кружков по диамату для безбожного актива, в первую очередь в Нижегородском крае, а так же направить свой актив на переферию для подготовки нового актива из рабочих ударников и колхозников. План работы должен был быть разработан за месяц со времени заключения договора [51];

  7. ОВМД должно было поставить обслуживание безбожного актива в Нижнем, Канавино, Сормово, а так же других пунктах, с выездными докладами об антирелигиозной пропаганде по решениям последнего пленума ОВМД, о религиозных организациях Нижегородского края, о ленинской методологии и методике антирелигиозной пропаганды. ОВМД обязывалось поставить месячник антирелигиозной пропаганды «за безбожное, диалектико-материалистическое мировоззрение пролетариата и трудящегося крестьянства», по плану антирелигиозного сектора;

  8. СВБ обязывалось систематически помогать ОВМД в антирелигиозной работе, направлять свои усилия на создание данных бригад безбожников на предприятиях, в колхозах, на вовлечение в ряды безбожников рабочих и колхозников среди верующих [51];

  9. ОВМД обязывалось выполнить на 100% план своей работы на 1931 год во всех своих секторах и увеличить за пол года свои ряды на 100%, увеличить число безбожных бригад;

  10. СВБ обязывалось выполнить план своей работы на 100% на 1931 год, увеличить свои ряды на 100%, увеличить число безбожных бригад на заводах и колхозах на 100% за полугодие [51].

Договор заключался сроком на один год, т.е. с 18 июня 1931 года по 20 июня 1932 год. Срок обязательств полгода, т.е. до 1 января 1932 года. Проверка договора обеими сторонами два раза в год – ноябрь, апрель. Жури договора – представители Культпропа и Агитмассового отдела райкома ВКП(б), КСПС и Крайоно. От ОВМД: О. С. Биленкин, А. С. Зельцер, от СВБ: Н. П. Усков, А. А. Федосеев [51].

Эти общественные организации стремились своей антирелигиозной деятельностью создать новый тип «безбожного человека», ориентированного прежде всего культурные ценности и свободного от пережитков прошлого, в первую очередь религиозных представлений.



1   2   3


Verilənlər bazası müəlliflik hüququ ilə müdafiə olunur ©azrefs.org 2016
rəhbərliyinə müraciət

    Ana səhifə